ПоэзияНаучная тропа или подковерная грызня

Раздел для публикации и обсуждения поэтических произведений
Автор темы
Савельев Виктор
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 3
Зарегистрирован: 17.08.2019
 Научная тропа или подковерная грызня

Сообщение Савельев Виктор »

В.А. САВЕЛЬЕВ






НАУЧНАЯ ТРОПА ИЛИ ПОДКОВЕРНАЯ ГРЫЗНЯ



















КУРТАМЫШ, 2020
ББК 84(2)

Савельев (Лобановский) Виктор Андреевич
Научая тропа или подковёрная грызня / Куртамыш; ООО «Куртамышская типография», 2020. – 338 с.





Том третий жития Антоновых, потомственных казаков, здравствующих в течение двух веков, но не сохранил их господь бог и на этом заканчивается казачий род, да и жизнь-то уже другая идет. Казачьей станицы и в помине нет, а их потомков уже простыл и след. Забыть величие казачьего рода проще всего, но возродить невозможно. Остается только дань уважения отдать и по возможности не забывать. Заслуга моя невелика, казачья честь дороже, она на века.

ISBN 978-5-98271-287-5







Савельев В.А., 2020г.
ООО «Куртамышская типография»;
Оформление, 2020

ПУТЬ В НАУКУ -
Блажен, кто верит, в науку идет, и жизнь без остатка ей отдает
Что такое наука для меня: добродетель или злая мачеха? А все зависит от его величества случая, куда он повернет дышло моей судьбы. Но ты и сам будь не промах и на его величество зря не греши. А для государства наука - основа существования, и оно должно оберегать процесс научного познания. А он очень хрупкий и требует нежного обращения. Но научные мужи и государство не всегда живут в ладах, и тогда тем и другим приходит крах.
Я в курилке стоял и от нечего делать языком трепал. Подходит учёный муж и своему другу говорит:
- Сто лет тебя не видел, как жизнь идет?
- Понемногу тружусь, занимаюсь наукой, толкаю ее в бок.
- Не понял, почему в бок, а не вперед?
- Так вперед двигать науку ума не хватает, а толкать назад - партия и правительство не разрешает. Вот я ее бедную и толкаю в бок, что ни мне, ни государству не идет впрок.
Думай, казак, какая тебя здесь ждет судьба. Может пока не поздно удариться в бега? А то всю жизнь здесь проторчишь и путного ничего не сделаешь. Но мечта свое взяла, да и личная жизнь в нужное русло вошла. Есть квартира, а в ней молодая жена. Теперь только вперёд, пока черт к себе не заберёт, а он за мной зорко следит, на поводке держит, никуда не отпускает. Упрямый казак, вот и приходится черту его пинать, когда в бок, а когда и в зад.
Ученые мужи - коллектив другой, мне неродной, совершенно чужой. И опять я превратился в студента, которому нужно все познать и не позволить себя в яму загнать. Быть послушным исполнителем и мальчиком для бития - такая стезя не для меня. Хотя данное направление - самый простой вариант. Делай, что прикажут, и будешь всегда в почете. Тогда зачем мне бог дал талант? А если начнешь свою линию гнуть, так тебе за это не один раз по шее долбанут. Так что выбрать? Спокойную жизнь и быть соавтором своих идей или идти вперед, до очередных проклятий и невзгод?
Пока у тебя нет ученой степени, ты в науке никто, и только защита кандидатской диссертации прорубит на свет божий окно. Интересно, а кто придумал такой ступенчатый барьер, через который я должен пройти периодически погружаясь в темный научный коридор, где смешано все: доброта и злость, чванство и зависть, стремление ближнему нагадить, а себя возвысить? Так сие началось давно, еще в древние века, когда университетская братия установила правила восхождения на научный олимп, периодически доказывая уровень своего знания да и благосостояния. Все это стоило больших денег и трудов благословенных матерей и отцов. У каждого университета был свой устав, кому и как раздавать ученые степени. А государственные власти в конце концов, устав от подобной неразберихи, все прибрали к своим рукам. Кому хочу, тому ученую степень и дам. И пришла на смену вольной аттестации государственная, не менее бюрократическая и дорогостоящая. Сформировалась стройная иерархия: действительный студент кандидат, магистр, доктор, и новую научную колоду начали тасовать, ученые степени с места на место передвигать, сообразно умственному мышлению и государственному стремлению.
Научные веяния дошли и до России, а чем хуже ее научные сыны, и Екатерина-матушка подписала указ: Московскому университету дать право жаловать нас за великие научные труды различными степенями: действительный студент, кандидат, магистр и доктор - чисто европейский набор. Его царское величество Александр подписал Правила народного просвещения, в которых были некоторые иерархические изменения, и он более чем на сотни лет правил бал научной деятельности и позволил избежать много научных бед.
На смену пришла Советская власть, и все, что было до нас, должно в бездну пасть. Зачем нам ученые мужи? О ужас, как несговорчивы они. Слишком умны, говорливы, а по сути, новой власти враги. Но через два десятка лет спохватились, и иерархию ученых степеней восстановили, но оставили только кандидата и доктора наук. Все остальное - упразднили. А в отношении диссертации постановили: квалификационная работа, выполненная автором, в которой присутствуют теоретические знания, новизна и способность к самостоятельному научному исследованию. Диссертацию я написал, выходит, что не дурак. Теперь нужно доказать, что это на самом деле так. Нужно сделать еще один рывок, вот тогда с тебя, может, и получится толк.
Приехал я в европейский город русской равнины, но для меня он хуже пустыни. Земля изрезана бесконечными оврагами, непонятно только, кто их создал: природа или мы сами. Нет простора, как в Великой степи. У нас, куда ни посмотри, простираются поля, окаймленными березовыми колками, вдалеке виднеются сопки. А рядом с ними озера, где много рыбы и дичи, при этом лес богат ягодами и грибами. А здесь темный лес, внизу один колючий терновник. Скучно от такого сравнения. Боже, дай терпения не сбежать в родную степь. Слушай, казак, все нужно познать и посмотреть. Твоя задача здесь - во временном пристанище получить бесценный опыт и дальше по научной дорожке топать. Усмири гордыню, еще не время ей торжествовать. Нужно еще диссертацию защитить и звание ученого подтвердить.
Город небольшой, но есть что посмотреть. У классиков про него написано: « Две горы, две тюрьмы, а посредине баня». А в домах такое скопище тараканов, я подобного еще не встречал. Им здесь нужно построить мемориал. Усатые, рыжие, лохматые, но очень проворные и нахальные.
Город построен на холме, на берегу реки Тускарь. Местечко узкое, здесь хорошо от набегов защищаться, если есть опытный пушкарь. Недалеко могучая река Сейм, судоходная, основа по тем временам речных путей. Курский князь Изяслав Владимирович построил крепость-заслон, высокий холм превратился в надежный бастион, который не могли взять ни половцы, ни другие смутные западные полки. Но против татаро-монгол он не мог устоять - слишком мала была русская рать. И более чем на триста лет город впал в запустение, и только при царе Федоре Иоанновиче началось его возрождение.
В те жестокие времена только городская крепостная стена позволяла спокойно жить и никому дань не платить. И построили ее у слияния Куры и Тускари, обнесли деревянными стенами. А с южной стороны красовался белокаменный бастион, основная защитная мощь находилась в нем. Внутри крепости располагался Знаменский монастырь с крепкими каменными стенами да монашеской братией, вот он труженик и защитник твой. А коль есть крепость, то и враги найдутся. Для великой Руси они навряд ли когда-ни будь переведутся. И началась жесточайшая осада польско-литовских войск, но взять крепость никому не удалось. Неоднократно здесь появлялись крымские татары, ногайцы, да и другие отчаянные молодцы, но все уходили несолено хлебавши.
Постепенно менялись времена, и старая крепость была уже не нужна. Жизнь другая настала, а вместе с ней изменился облик города. Новый город, новые впечатления, жизнь идет размеренным чередом. Хорошее настроение. Дорогая супруга, куда сегодня пойдем: в кино или на богослужение? Решили сходить в кино, за семейными суматохами мы там уже не были давно. Вышли на площадь: на пригорке красуется величественный храм, и он под кинотеатр людям отдан. Что сие значит? Кощунство или милость все держащих? Умом такого не понять. Ладно, не стоит переживать.
Подошли поближе: парадный вход, мощные колонны выстроились в ряд. А над ними возвышается купол, но без креста, да и с него исчезла позолота, она не нужна для простого трудового народа. Купили билеты, зашли в фойе, просторно, по современному уютно. Прозвенел звонок, толпа двинулась в зал, и я туда тоже зашагал. Боковые стены с голубоватым отливом, мягкие кресла с революционным оттенком. Все прекрасно, но мне как-то неуютно. Святое, намоленное место, сидеть и балдеть здесь грешно. В течение всего сеанса я как на иголках сидел, на экран с пренебрежением смотрел. Какое великолепное уничтожение! Ничего не пожалели. В начале в склад, а потом в зрелище превратили. Окончился сеанс, вышли на улицу, и я супруге сказал: «Я не верующий в бога, но не такой нахал, чтобы в святом месте продолжать начатый советской властью балаган. Сюда я больше не пойду, лучше в драматический театр загляну».
Но меня не покидала мысль, кто же создал такую красоту, которую нарушили и осквернили без жалости, попросту. Знаменский собор возвели на месте городской крепости, которая выстояла под напором литовской напасти, а город не удалось спасти. Он был захвачен и разорен, а жителей ограбили до нитки. В честь избавления от гибели куряне дали обет - построить в крепости мужской монастырь. Такой захватчикам ответ……
Иду на работу, смотрю: генетик в агрофак вприпрыжку бежит, о чем-то радостно про себя бубнит. Я поздоровался и спросил:
- Ты спешишь в какие края? Какая нелегкая тебя с утра пораньше подняла?
- Я получил из академии письмо с официальным приглашением участвовать в конкурсе на замещение вакантной должности профессора.
- Ты остепенись подумай, не злая ли это шутка. Ты же знаешь, как кафедральные друзья смотрят на тебя. Да, они предпочитают видеть тебя не на кафедре, а в могиле.
- Ну, ты уж скажешь такое, ведь они меня сами на конкурс пригласили.
- Смотри, как бы мои слова не оказались в силе.
Начались занятия, круговерть, беготня, а тут еще у меня зуб заболел. Я утром на кафедру пришел, заведующий говорит:
- Сегодня кафедральное заседание будет.
- Не могу его посетить, я еле боль терплю. Всю ночь не спал. Надо ехать его лечить или удалять. А какая повестка дня?
- Я еще не решил, попозже сообщу.
-Ну, тогда обойдетесь и без меня.
После обеда я на факультет прихожу и коварную новость узнаю: на заседании кафедры генетика прокатили, его кандидатуру на должность профессора кафедры отклонили. Начал копаться, чтобы до сути вещей добраться. Спрашиваю у Сережи:
- Ты на заседании кафедры был? Что тоже против голосовал?
- Нет, я отсутствовал, меня никто не предупредил.
- Так и я о повестке дня ничего не знал. В этом случае я бы до поездки заранее проголосовал и свой голос в его поддержку отдал. Выходит, что нас, как противников шельмования профессора, возможных его защитников, слова лишили и на заседании один послушный контингент оставили, смотри, как хитро все обставили. Ведь заведующий заранее знал, что сегодня меня не будет на кафедре, все четко просчитал.
Спрашиваю у молодых преподавателей:
- Вы почему своего учителя предали, позволили его утопить?
- Мы никого не предавали, а просто как нам подсказали, так и проголосовали.
- Он же вам в жизнь путевку дал, кандидатов наук, доцентов из вас оформил. А чем вы ему отплатили? С работы выгнали, какие же вы неблагодарные твари.
Они промолчали и возражать не стали. Кафедра только рекомендации ученому совету выдает, а вопрос по существу он сам решает. У меня теплилась надежда, что ученый совет профессора защитит и на работе его оставит, учтет его полувековой труд. Но не тут-то было. Неприступная молодость восторжествовала и генетику в доверии отказала. Когда окончательно прояснилось, что академия над профессором просто надругалась, я в коридоре подошел к молодому декану и в присутствии заведующих резко сказал:
- Зачем опозорил профессора и расправу над ним учинил?
В ответ он рьяно возразил:
- Мы соблюли процедуру приема специалистов на работу, все сделали согласно положению и заключению контракта.
- Я тебя спрашиваю не о том. Зачем пакость сделал? Учти, она имеет нехорошие свойства и впоследствии принесет много беспокойства.
- Знаю, она назад возвращается.
- Возвращается, и такое предначертание всегда сбывается. Генетик в свое время доцента опозорил и сожрал и вот теперь сам в такую же ловушку попал. Вопрос теперь только в том, кто следующий в этом городе хамства и невежества. Такому зловещему сочетанию не видно конца.
После столь жестокого поражения генетик сник и прозрел на миг, что его теория – «У меня нет врагов, потому, что я никому не делаю добра» - по сути мертва и на заключительном отрезке жизни не спасла от зла. Действительно ли, бог наказывает людей, которые делают гадости и возвращает им назад все их пакости. Но бог, по существующим преданиям, милосерден и не может творить зло, так откуда тогда к обидчику его прегрешение назад пришло? Какая непонятная срабатывает сила, чтобы лихого человека скрутила. Иные утверждают, что плохой поступок – это энергия с возвратной силой действия. Но все зависит от меня, наказуемого. Если я в отместку на гадость бросился на обидчика с кулаками, то можно забыть о возвратном действии энергетического потока, своеобразного цунами. Исчезнет энергетическая волна, и обидчику не принесет вреда она. Недаром так в христианстве ценится смирение и доброта.
Желание отомстить – могучее чувство. Вызывает мощный энергетический всплеск, подобный внутреннему взрыву, сопровождается приливом силы и прочих защитных средств. Человек уже не владеет собой, он находится во власти зла, вот куда его энергетическая волна занесла. И начинает странные поступки творить, о которых в дальнейшем придется горько сожалеть.
А не проще ли подумать, посидеть, а еще лучше на следующий день все отложить и постепенно обиды забыть, месть – источник переживания для обеих сторон конфликта, и удовлетворения в нем не находит ни одна, ни другая сторона. Вопрос о реакции на пакость каждый решает по-своему, на основе морального состояния, уровня образования и системы воспитания. Но повседневная жизнь подтверждает возможность проявления феномена возвращения назад сделанной пакости и прегрешения. И только мудрый человек, обладающий силой воли, терпением, а также владением управлять энергетическими потоками, имеет возможность без ругани и скандала обидчика наказать и все его гадости назад вернуть.
А сегодня наша красавица-царица пришла и печальную новость принесла. Последняя стопка водки Степана сгубила и жизни его лишила. Занятия отменили и попрощаться с ним поспешили. Отдать дань человеческого уважения, забыть все склоки и неприятности, а вспоминать только хорошее и проявлять благодарность. На третий день, как и положено, по христианскому обычаю мы его и схоронили. Последние почести ему отдали, а все плохое навсегда забыли.
Нужно отдать должное очаровательной девице. Обессиленного, спившегося, она не выгнала его из своей светлицы, до конца дней вместе с ним была, на похороны пришла, на могиле поплакала, как истинная русская женщина.
Талант и пьянка - несовместимые понятия, и как жалко, что столь тягостное мероприятие разрушило течение удачной судьбы. Все брошено под ноги любовницы. Свою жизнь бесславно загубил, звания профессора не получил, бесполезно других знобил, свое величие превозносил и в молодом возрасте почил. Что оставил после себя? Воспоминания друзей о минувших шумных вечеринках да скромные поминки. А где учебники, монографии, научные труды? Да ничего нет, ничтожен его след.
А гонения на профессуру академии продолжаются. Я думал, что только наш декан лозунг ректора воспринял как закон, так нет, до зоофака он дошел, и на старого профессора обрушились проклятия со всех сторон. Акбулат удалой, поседела твоя голова, куда делась молодецкая сила. Да на молодых аспирантов растрачена она. Нескольким десяткам ты им путевку в жизнь дал. А что для себя приобрел? При защите низкий поклон, а потом битие и насмешки со всех сторон. А ты уже постарел и защититься нет сил, вот такой твой удел. Власть отобрали, в нищету загнали. Лихие времена, честность здесь не нужна. Для чиновничьей власти она вредна. И остался ты не у дел. Но у тебя хватило гордости. Ты вытерпел сей беспредел. Но начать новую жизнь не хватило сил, ты сник и вскоре покинул наш мир. А ученики-то проводить тебя в последний путь не все пришли. Им не хватило смелости и душевной доброты.
Чистка рядов от профессорских голов на экономфаке свое дальнейшее развитие приобрела. Профессор экономики что-то руководящему составу не понравился, и его на кафедре решили прокатить, в доверии отказать. Но он не стал воевать и борьбу за право работать в академии продолжать. Предыдущий опыт опозоривания профессуры учел и сразу после заседания кафедры документы забрал. Уехал в город и устроился на работу в университет. Отличный финал. Академии умные головы не нужны, вполне устраивают пустышки. С ними проще работать, управлять и манипулировать. Как ни вспомнить умное изречение: «Если в институте одни старики - это трагедия, а если одна молодежь, то беспрерывная комедия». Вот до комедии мы и дожили, хотя и раньше не очень дружили, но зато эффективно работали.
Преклонение перед западом в очередной раз сыграло с нами злую шутку, какой дурень пустил такую утку, что европейское высшее образование прекрасно и идеально, а наше, социалистическое, никуда не годится и из академии должно удалиться. Болонская декларация опубликована с целью создания единого высшего образования на европейском пространстве. Мы бегом помчались в объятия европейской новизны, но по пути утонули в российской липкой грязи, началась стремительная ломка высшего образования. В изобретательстве в этом случае говорят: «Лучшее - враг хорошего». У нас с образованием было все прекрасно, а после преобразования стало все ужасно.
В министерстве образования, видимо, очень умные люди сидят, завалили преподавателей дурацкой работой. Образовательные программы сочинять - целый философский трактат. Но для проведения занятий вещь бесполезная, зато трудоемкость огромная. По вечерам доцент сидит, голову себе морочит, как бы помудрее мысли изложить. А потом все в мусорную корзину выбросить. Мы прекрасно обходились учебной программой в две три страницы машинописного текста. Основной был акцент, а какие знания у студента. И вдруг все стало наоборот, самое главное - бумаготворчество, а знания студентов не в счет. Погрязли преподаватели в бумажной волоките, не остается времени для написания учебников, монографий, уже никто не думает о докторской защите. Да и где подобную информацию взять, на микроделянках ее не получить. Здесь нужен солидный размах, но, к сожалению, он давно уже сдох. В несколько раз сократилось количество аудиторных часов на изучение предмета, в результате чего и знаний нет. В последние годы я студентам говорю: «Добрых знаний я вам дать не смогу, если на производстве спросят вас, кто учил хлеб растить, мое имя и отчество прошу забыть, а мои седины не позорить». При современном уровне высшего образования мы выпускаем недоучек, без нормального запаса знаний и должного воспитания. Вы вполне пригодны на рынке за прилавком стоять и фруктами торговать, но не сельскохозяйственным производством управлять. Ваш современный запас знаний на уровне бывшего в Советском Союзе сельскохозяйственного техникума, агрономически подсобного работника, которого никогда не ставили на должность главного агронома, а тем более, директора совхоза. А сейчас все возможно.
На днях встретил профессора с мехфака. Идет, до земли голову опустил, нос повесил, спрашиваю:
- Чего загрустил, али белый свет не мил?
- Ректорская метла и до меня дошла, сказали - уходи, пора. Хотя я могу еще факультету послужить, но придется уходить.
- А кто на твое место пришел?
- Да какой-то молодой орел, ни знаний, ни опыта нет, бедный студент.
Только наш новый декан успел понять, что жизнь-то сложна, не терпит однообразия, нельзя всех одной меркой мерить, унижать, а себя выше других ставить, как и с ним случилось недоразумение, а вернее, ему грозит унижение. Он вдруг в немилость к ректору попал, и тот его своей властью покарал, а проще говоря, из деканатского кабинета выгнал. Все стало на круги своя. Все свершенные пакости к нему вернулись и громким эхом по коридорам агрофака прокатились. За усердное уничтожение профессуры он достойную награду получил – пинок под зад, а к прошлому возврата уже нет, карьерная лестница закрыта. Остался у разбитого корыта. Жаль молодого мужика, дай бог, чтобы его не съела душевная тоска, потеря смысла жизни и бесконечная рабочая суета. Смотрю я на сотрудников академии, и жуть берет. Доцент в прежние времена – классный преподаватель, известный изобретатель. А сейчас – тусклый человек, затырканный бесконечной, никому не нужной учебной программой.
Революционные преобразования в академической системе образования прошли на высоком уровне. Профессуру разогнали, нагрузку по предметам сократили, военную кафедру закрыли. А студенты не дураки, в другие вузы ушли, и оказалась академия на бобах, все разваливается, зато в долгах, как в шелках. Периодически нечем сотрудникам нищенскую зарплату платить. Для ректора головная боль, а где денег перехватить, чтобы дело до забастовки не довести. Голодный-то люд может и всех правителей с теплого места снести. Реформировались – веселились, а закончили - проанализировали и прослезились. Все, что было ценное, потеряли, а нового стоящего ничего не приобрели. И встал вопрос о закрытии академии, как ненужного учреждения. Закрыть, развалить – ума много не надо, труднее все заново восстановить.
Уважаемые правители а кто будет хлеб растить, сеять пшеницу, урожай убирать? Мы сейчас благоденствуем за счет тех знаний, которые были получены униженной профессурой, а от новых кадров при существующем развале ничего перспективного пока ожидать нельзя. А вырастить доктора наук, профессора за один-два года не получится. Уйдет минимум десятилетие, когда мы вернемся до того уровня, существовавшего в прежние времена. Я вспоминаю старого ректора пророческие слова: «Академия двигается от рассвета и до заката». Он оказался прав. Недаром его тогда одолевала тоска.
Время стремительно бежит, но ситуация к лучшему не меняется. Нищий профессор, нищий доцент, а с полуголодного человека какой спрос? Перед каждым стоит вопрос, а как в такой ситуации выжить, детей с голода не заморить. При таком положении вопрос о научной деятельности не стоит, поэтому умный, деловой народ из академии просто бежит. Жизнь в стране, в частности в Москве, идет на подъем, а мы как будто в другом государстве живем, под названием убогая Россия. Может, и до нас когда-нибудь дойдет цивилизация, но вышвырнутая из академии профессура навряд ли до этого периода доживет. А жизнь продолжается, новая история грядет, со своими взлетами и падениями, великими подлостями и великими свершениями. Такая наша судьба. Долго ждать рассвета.

Реклама
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :chelo: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read:
Ещё смайлики…