Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"Раскрутка

[sponsor=/4gr/mesto_120x20.png] Методы раскрутки себя и своих произведений
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Строевую сдали – ни шатко, ни валко: без блеска и неудач.
Во второй день засели в пассажирках для сдачи зачётов по теоретическим дисциплинам – морская, пограничная, уставы и прочая, прочая, прочая…. вплоть до политической. И вот тут мы поплыли. Как из Анапы прибыли, никто книжку в руки не брал, никаких инструкций, кроме вахтенного, дневального да дежурного, не читал. С нами даже политзанятий не проводили. И сказалось…. От глубины наших знаний изумлением полнились глаза приезжих. Отчаявшись получить от Мыняйлы хоть какой-то вразумительный ответ, майор-москвич спрашивает:
- Дети у Ленина были?
- Да, - глазом не моргнув, отвечает хохол. – Двое: Петро и Маняша.
Казалось, прикалывается – но, уж больно обстановка не та, чтобы так шутить с проверяющим. Майор желваками играет, недобро на Толика взирает. Спецвойска – шутки в сторону. Метлой поганой недостойных.
- По специальности, какой класс? Кого обучили работать на РЛС?
Меняйло пошарил вокруг растерянным взглядом:
- Так…. Это…. Командир может.
- Понятно. Из экипажа кого?
Плечи хохловские на уши нацелились – какого, мол, тебе рожна? Но тут его взгляд пал на меня:
- Анатолий вон может. То есть старшина первой статьи Агарков работает на РЛС самостоятельно.
Глазные яблоки майора, как мельничные жернова, перекатились по орбитам и уставились на меня.
- Моторист? Что ещё можешь?
- Всё! – бесстрастием на его пренебрежение.
Кажется, Первый Пётр писал инструкцию для подчинённых – глуповатый вид и взгляд, опущенный к полу, лишь тогда гарантирован успех у начальства. А он мне нужен, успех у этого столичного хлыща? Наши взгляды, как стальные клинки, рассекли пространство и со звоном встретились. Наступила гнетущая тишина….
Наверное, зря перед майором выпендривался - захоти, он всегда бы нашёл тему, по которой меня можно вздрючить. Быть может, он её уже обдумывал. Каплей вмешался:
- Командир катера убит. Экипажу боевая тревога.
Сказал тихо, без привычного огня, срывающего нас с места на боевые посты. Но вводная прозвучала – её надо выполнять. Мы переглянулись с боцманёнком – кто? Он чуть заметно качнул головой – нет, не он. Впрочем, логично – он в матросском звании, на катере вторую неделю. Нет, не он.
- Боевая тревога! – скомандовал, поднимаясь из-за стола. – Все по местам.
Потом принимал доклады, стоя на мостике.
- Седьмой боевой пост пятой боевой части к бою и походу готов! – одним из первых доложил Петька Старовойтов, запустив оба двигателя и дав питание на катерное оборудование. Неплохого мне помоху дали – пошустрей Самосвальчика будет.
Следуют привычные команды и отточенные действия экипажа.
- Баковые на бак, ютовые на ют – по местам стоять со швартовых сниматься. Отдать кормовой! Отдать носовой! Кранцы по борту!
По моей команде телеграфом катер плавно пятится назад, разворачивается в оголовке и выходит в Ханку. Штурвал тоже в моих руках. Боцманёнок стоит рядом и отмечает сигнальным шаром скорость катера.
Майор ходил за мной по пятам, сверлил затылок тяжёлым взглядом, а каплей не унимался:
- Ставлю оперативную задачу – обнаружить цель и провести досмотр.
Реклама
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Ставлю боцманёнка к штурвалу, спускаюсь в рубку, сгоняю с кресла Мыняйлу. Щёлкаю переключателем диапазонов. Всё внимание Астраханской бухте: она ближе и там всегда полно рыбацких лодок. Вижу крупную засветку.
- Эта пойдёт? – предлагаю проверяющему.
Через переговорник вывожу боцмана на цель:
- Так держать!
- Обозначьте место нахождения цели на карте, - не унимается каплей.
У майора на лиловом носу обозначилась капля. А может это не пот?
Манипулирую над картой, прикинув по картинке на мониторе РЛС положение цели.
- Рассчитайте курс, поставьте задачу штурвальному.
И это не проблема. Сколько упрашивал Таракана напрасно, но нашлись добрые люди - обучили. Пришёл на 66-ой командиром бывший боцман с 69-го Витя Ковбасюк. Они с Гацко большие друзья, и тот нас свёл. Свежеиспеченный мичман научил меня штурманским премудростям – прокладывать курс, считать магнитную девиацию. Так что….
Кричу боцманёнку рассчитанный курс, тот огрызается:
- А я как иду…?
Через час цель видим визуально. Это «кавасаки», болтается на якоре. Палуба пуста.
- Оружие? – спрашиваю каплея.
Тот распорядился, и Таракан выдал автоматы осмотровой команде. В ней Мыняйла и боцманенок. Я снова за штурвалом – закладываю вираж, чтобы подойти с подветренной стороны. Тихо-тихо, на самом малом. Волны почти нет, но рисковать не стоит. Стопорю ход и к «рыбаку» подходим по инерции. Подходим правым бортом. Выхлопная труба на левом – нас почти не слышно. По моему сигналу осмотровая команда прыгает на борт «кавасаки». Блокируют дверь в трюмное помещение - рубка пуста. Меняйло с автоматом наизготовку исчезает в чёрной пасти дверного проёма. Возвращается не один – с мужиком в исподнем. Кладёт его животом на палубу. Второй появляется сам и безропотно падает ниц. Меняйло ещё раз исчезает в трюмном помещении, и добавляет к арестованным полуодетую женщину. Налицо – нарушение требований погранрежима. Следует составить о факте протокол и, препроводив нарушителей к берегу, сдать погранцам. Я в протоколах не силён, но к берегу отконвоировать смогу. Смотрю на каплея – что прикажите? А их с майором кроме белых ног лежащей на палубе женщины ничто не интересует. С трудом отвели взгляды, со вздохом.
- Уходим, - приказал каплей.
Новая фантазия – вышел из строя ходовой двигатель, передать координаты местоположения. Вводная для меня - каплей поубивал радиста с метристом. Определяюсь по картинке на РЛС, переношу на карту, записываю координаты. В сопровождении проверяющих топаю в радиорубку. По таблице кодов составляю шифрограмму – сплошь цифры. Их на ключе стучать умею. А надо ли? Показываю шифрограмму каплею:
- Передавать?
- Подготовьте радиостанцию к работе.
Подготовил:
- Передавать?
- Отставить. Идём в базу.
Ну, в базу, так в базу.
После швартовки гости покинули борт. Уходя, каплей отогнул большой палец от кулака – здорово! А майор честь флагу не отдал – что с «сапога» взять?
Уехали москвичи в бригаду, прихватив наших офицеров. Наступило гнетущее ожидание. На границу не посылают – торчим всей группой в базе. Ясно и понятно, что проверку провалили. Кто-то слух пустил, что группу расформируют. Помирать что ль? Нет, будем жить и прикалываться.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Захар отрезал корку хлеба, откусил, остальное ЦИАТИМом (смазка такая) измазал. Пошёл Лёху Шлыкова искать. Нашёл, жуётся.
Зё:
- Что у тебя?
- Мёд.
- Дай.
- Не дам.
- Дай.
- Не дам.
- У, жила….
- Лёха, тут кусок тебе на полпасти.
- В твоих руках.
Захар отметил ногтями границу дозволенного, но Шлык так зевнул, что Санька едва успел пальцы убрать. Зё торопится, жуёт, глотает.
- Что-то мёд твой совсем несладкий.
- Зажрался, земеля – мёд несладким не бывает.
У Захарки в руках остатки.
Зё:
- Сам что не ешь?
И Захар сознался:
- Что я с голоду пухну - ЦИАТИМом питаться?
И выбросил кусок за борт. Лёха отпорник в руки и за ним. Набегался - уморился.
- Лёха, компоту хочешь?
Это Женя Нагаев, боцманюга с 67-го. Ну, флегма конченная. 170 раз подумает, чтобы шаг сделать или слово молвить. Набрал в кружку воды из расходного бака и размышляет – пить или вылить. Вода на вид не питьевая – коричневая от ржавчины: давно, видать, расходником не пользовались – с берега воду таскали. А тут Зё с отпорником.
- Лёха, компоту хочешь?
Как не хотеть. Шлык опрокинул кружку, губы утёр.
- Ещё?
- Что-то, боцман, компот у вас не сладкий. Жилите что ли сахару?
- Да? Надо шефу сказать. Так будешь?
Нагаев повернул кран и нацедил в кружку ржавой воды у Лёхи на глазах.
- Ах, ты, сука!
Боцман, забыв о флегматичности, кинулся наудёр. Шлык ещё пару кругов намотал по катерам с отпорником наперевес. Совсем устал. Но нашлись силы, когда поступила команда – сменить постельное бельё. С некоторых пор менять простыни в прачечной отряда стала привилегией старослужащих. Это благодаря молоденькой прачке Любаше. Завидев моряков, она вставляла сигарету в длинный мундштук и ложилась на ворох грязного белья. Короткий служебный халатик вызывающе оголял пышные формы, заставляя созерцателей озадачиваться – а если ли под ним ещё что-нибудь?
Лёха вернулся из отряда, пролетев на обед. Поматерил боцмана, вскрыл, опрокинул в чашку несколько банок концентратов и поставил на примус. Пригласил нас с Захаром, желая поведать о своих впечатлениях ляжками у Любашки. Санька отказался, а я пришёл с ложкой. Лёха ест и рассказывает, а я слушаю и ем. У меня чаще ложкой в рот получается. Шлык терпел-терпел, а потом высказался:
- Зё, ты ведь в обед рубал, а теперь меня объедаешь.
Я обиделся и ушёл, не стал слушать про Любашу. Часа не прошло, бежит шеф с 66-го – клизму на катерах шукает.
- Что случилось?
- Лёхе плохо.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Ещё бы было хорошо – пожевал ЦИАТИМу, запил ржавой водичкой, а на десерт четыре банки концентратов уговорил.
Сундуки тоже томятся неизвестностью – по домам не расходятся. Гераська докопался.
- Как ты там командовал – кранцы по борту?
- А как надо?
- Кранцы за борт!
Мы мичманских академий не кончали – нам и по борту сойдёт. Хотя по логике вещей: за борт – значит за борт, то бишь, в воду.
Мы заспорили. Сундук кипятится:
- Ты, салабон, с мамкой в баню ходил, когда я штурвал в руки взял.
И тогда я второй раз сказал мичману Герасименко «ты»:
- Я осенью на гражданке буду, а тебе до неё, как до Китая пешком, а когда выйдешь и поступишь на завод, будешь мужикам за водкой бегать по малолетству.
- Я тебе в морду дам, - пообещал Гераська.
- Лямка на штанах не лопнет?
- Как ты разговариваешь? – встрял Таракан.
- Соответствующе.
Народ напрягся, ожидая весёлой развязки. А у меня так пакостно на душе, что и ругаться противно, но с удовольствием подрался б с сундуками. Да где им – только по пьянке смелые.
Мы тут переругивались, а в бригаде творились дела драматичные. Вывод сделала комиссия – группа по всем показателям не боеспособна. Ханкайцы не знают основ морского дела, плавают в пунктах Положения об охране границы. А Мыняйловские Петро с Маняшей стали притчей во языцех. И резюме – Кабанчику полное служебное несоответствие, Атаману – неполное. Ершов смирился с унижением и готовился к предстоящему понижению. Кручинин хлопнул на стол рапорт на увольнение - выслуга у него уже была. Встрепенулось бригадное начальство, оплёванное и зашпигованное. Это что же получается, товарищи проверяющие - была группа не лучше других, но и не хуже, однако. С поставленной задачей по охране границы успешно справлялась. А тут приехали, обезглавили…. Может, сами попробуете? Нет желающих?
И пошёл откат с занятых позиций. Да, вроде бы, и не так всё плохо в группе, как может показаться с первого взгляда. Ребята и строем ходят, и на турнике подтягиваются. Не на «ты» с Уставами, так дело поправимое – на то и предусмотрена учёба. Надо только не расслабляться летом и не сачковать зимой. Про детей Ленина – факт, конечно, вопиющий, но за то башку завернуть замполиту и дело с концом. Но какой старшина там есть – как бишь его? – на все руки от скуки. Один может всем катером управлять. Таких людей надо поощрять. Обязательно поощрите. Нерадивых накажите, а заслуживших – к наградам….
Кручинину рапорт вернули, и сам он вернулся под вечер третьего дня. Один, без Кабанчика. Кликнул народ на разбор полётов. Мы собрались, а Валя Тищенко в рубке брюки гладит – краткосрочный отпуск на родину.
- Позор! – плевался Атаман. – Отличная группа! На тридцать балбесов один отличник.
- Валя Тищенко, - буркнул кто-то из толпы.
- Какой Тищенко? – Кручинин ткнул жёлтым от никотина пальцем в мою сторону. – Вон сидит спаситель наш.
Как вас понимать, товарищ капитан третьего ранга? Издеваетесь? Стоп, стоп, стоп…. Если все пятёрки у меня, почему Валёк брюки наглаживает? Этот вопрос задал Таракану, а ответил Гераська:
- Зубатиться надо меньше.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Эх, зря я его из-за борта вытащил - на ханкайском дне тебе самое место. Но дело было не в Герасименко. До глубины души меня возмутила командирская несправедливость – одни пашут, а в любимчиках другие. Хватит! Хватит Ваньку ломать. Тем же вечером объявил в кубрике:
- Всё, посуду больше не мою.
На других катерах годки не бачковали, а я – комсорг, пример подавал и Мыняйлу угнетал. Усы начал отращивать – а с ними та ещё история. Не знаю почему, но Атаман люто ненавидел наколки на теле и усы под носом. Чуть что – спишу в бербазу. И боялись. Один на всю группу Таракан с усами – но ему прозвище надо оправдывать.
Короче, идём с границы – я бородку смахнул, а усы оставил. Атаман на построении взглядом царапнул, но промолчал. Может, Беспалову что сказал. Тот наехал:
- Что за грязь под носом?
- В зеркало смотришь?
Вечером пришёл на катера обеспечивать, подсел ко мне.
- Слушай, ты что залупился? Мы о твоих усах с женой ночью говорили….
- Командир, если тебе не о чем с женой ночью поговорить – причём здесь я?
Явился как-то нежданным на спуск флага - мне показалось, поддатым. Приказал построить народ и меня, дежурного по рейду, в шеренгу загнал.
А потом:
- Выйти из строя…. За отличную сдачу проверки объявляю благодарность в виде ношения усов.
И смех, и грех! Я ладонь к берету:
- Служу Советскому Союзу.
Потом был День Пограничника, и посыпался звёздный дождь. «Отличников» полный иконостас. Комбриг подписал Почётную Грамоту, в которой гласилось, что главный старшина Агарков занесён в Книгу Почёта части. Вот так, я теперь главный старшина.
Кручинин после построения:
- Ты вот что, пиши заявление в партию – я рекомендацию дам.
- Так это, товарищ командир, не думал я совсем и не готов как бы.
- А чего думать - студентом тебя не примут, а станешь интеллигентом – вообще улыбнётся. Где ещё вступать, как не на службе?
И я написал….
А Валя Тищенко по семейным обстоятельствам домой ездил – отца схоронил. Зря я завидовал и обижался – никому не надо таких отпусков.

Ваше благородие госпожа Бутылка
Часто ты пленяла нас и любила пылко
Но бывали тяжки похмелья твои
Не везёт мне в пьянке – повезёт в любви

Идём в базу в канун Дня военно-морского флота. Мичман Беспалов уже не тот салажонок, который сучил ногами лезгинку на мостике при виде жены. Орлом смотрится и смотрит в дымчатую даль с романтической поволокою. Узрев в ТЗК жену на пирсе среди встречающих, ворчал:
- Пришла, дура. Думает, домой пойду. Да хрена с два – обеспечивать останусь.
А мы бреемся, гладимся – суетимся. Ладно, границу отстояли – праздник на носу. После построения заслали гонца за спиртным. Откуда, спросите, деньги? Так ведь у меня со всеми накрутками почти 25 р. в месяц выходит. У остальных поменьше, но и не солдатская же норма – 3 рубля 80 копеек. Так что….
Кстати, экипаж обновился. Позвольте представить.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Мыняйлу вы уже знаете. Второй годок – комендор Витя Иванов. История его кульбита со «Шмеля» на Ханку трагикомична. В бригаде бытовала традиция – что-то от Новгородского вече – давать публичную оценку командирам. Сам был свидетелем в бытность на ремонте. Сидим в клубе, разглядываем фильм. Входит мичман и от порога:
- Заступающие в наряд выходи на построение.
Никакого движения. Сундук на сцену, руками машет:
- Прекратите фильм! Новый наряд, выходи строиться!
Тут кто-то из зрительного зала:
- Мичману Краснопееву….
Полторы сотни глоток единым рыком:
- Член в задницу!
- Осудим.
Все встали, указали перстами на субъект общего недовольства и прогудели:
- У-у-у, сука!
Мичмана будто волной смыло из клуба. Следом Гранин заглянул, и реакция толпы:
- Мичману Гранину….
Полторы сотни глоток единым порывом:
- У-рра-а…!
Ну, любит народ человека. А командиры-то как гордились. Офицерам тоже доставалось - и слава, и осуждение. Витя Иванов рассказывал.
С границы «Шмели» пришли – общее построение. В сторонке летёхи кучкуются - новенькие как юбилейные монеты: только-только из училищ. Комбриг их представил и назначения зачитал. Вернулись на корабли.
Командир (капитан третьего ранга Слайковский):
- Боцман, бери людей, дуй за краской.
Перед возвращением в базу дали залп из БМ-ки и сожгли на корме окраску палубы.
Боцман (старшина третьего года службы):
- А что комбриг сказал? Три дня отдыха.
- Через три дня краски на складе не останется.
- Да будто бы.
- Чего я тебя уговариваю? Приказ получил? Шилом исполнить.
- Командир, в бою будешь командовать или в походе - в базе я хозяин на посудине.
- Кто? Кто? Кто?
- На пузырь спорим? Сходи домой, отметься и возвращайся после отбоя – ни одного моряка на посудине не будет. Даже коммунисты твои хвалёные в самоволку дёрнут. Потому, что так я велю.
- Посадить тебя, боцман, на губу или в рыло дать?
Задумался Слайковский. Молодой летёха влез:
- Старшина, вы как с командиром разговариваете?
Боцман только бровью повёл:
- А тебя, сынок трёпаный, командир уйдёт, вообще голодом уморю.
- Он может, - сжевал улыбку каптрираза.
Не верилось, что на «Шмелях» бытовали такие отношения. С сундуками и мы зубатились, но на офицеров язык не поворачивался. Впрочем, всё от человека зависит и обстоятельств.
Зимой это случилось. Стоял матрос Иванов на тумбочке в казарме пограничного отряда. Народ ко сну отходил, свет притушили. Тут родной командир заявился - Витёк, не подумавши:
- Капитану третьего ранга Слайковскому….
Из спального помещения хор Пятницкого:
- Член в задницу…!
Когда привезли молодёжь из Анапы, Слайковский разменял незадачливого комендора.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Кок Толик Снегирёв тоже из бригады. Служил, правда, второй год, но первый – у шакалов. Сломать его там не сломали, но взъерошили душу изрядно - готов был царапаться с кем угодно и по любому поводу. Постепенно отходил на нашем курорте и являл народу хорошую русскую душу – отважную и бескорыстную.
Боцманёнок Юра Правдин - если в двух словах - то пофигист конченный. Довёл однажды, и замахнулся я его треснуть. Он лишь веки смежил – никакой реакции. Мне и бить расхотелось – живи уродом.
Рогаль (радист) Игорёк Найдин, второгодник. Неплохой парень, но мягковат для службы - шакалы бы его затюкали - здесь ему самое место. Специалист хороший, и человек бесконфликтный.
О Петьке Старовойтове я уже упоминал - он из сахалинского Поронайска. Папашка его командовал судоремонтными мастерским и получал подарки к дню рождения из Японии. Петька хвастался - каждый год по три смены в Артеке загорал. Хотя зря он это сказал – тут же «сынком» окрестили.
Вот такая компашка, скинувшись, решила отметить профессиональный праздник – День Военно-Морского Флота. За завтраком по стакану вина на грудь, как в старину бывало. Потом форма № 2 и построение на юте. По громкой связи флотской части звучит:
- На катерах ррравняйсь! На флаг и флаги расцвечивания смирно! Флаг и флаги расцвечивания поднять!
Потекли к канарей-блоку вымпелы всех государств, преображая катера в праздничном убранстве. На ютах замерли шеренги моряков в белых галанках и бескозырках, чёрных брюках и блестящих корочках. В сердца стучат громовые раскаты государственного гимна. Незабываемые, волнующие мгновения!
Потом общее построение на берегу. Мы пристроились в хвосте флотской шеренги и скучали от бесконечного списка наград и поощряемых коллег. За что награждать-то?
Наконец, командира части сменил бородатый Нептун со своей шайкой. Шайка это не таз для воды, это банда морских безобразищ. Черти скакали и прыгали, вертя хвостами, пинками подгоняли бочку без дна и крышки из-под солидола. На медовом боку надпись чёрной краской – «Чистилище». Вокруг морского царя вились две русалки – девы с распущенными волосами, в купальниках под драными рыбацкими сетями. Рожицы изрядно измалёваны, но узнать можно и Марину Пехоту, и ещё одну фигуристую особу – жену флотского мичмана. Конечно, всё внимание им, и мы прослушали приказ Морского Владыки, и не заметили, как, шмыгнув строем, чертяки схватили моряка, выволокли из шеренги и с разбега сунули головой в «Чистилище». Представляете – белая галанка, черные брюки и…. солидол? То был Витя Косяк. Личность для маленькой части настолько одиозная, что невозможно обойти вниманием. Потому - простите – небольшое лирическое отступление….
Косяк был моего призыва. Появился в части и сразу решил самоутвердиться:
- Боксёры есть? Выходи.
Годок и боксёр, бурят Цыремпилов поставил хохла на соответствующее место.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Потом моё первое дежурство по рейду. Два вахтенных: наш – Иван Оленчук и флотский Косяк, затеяли играть в войну. Бегают по катерам – бух! бух! – стреляют. Ваня с пустой ракетницей, Косяк с заряженным карабином. Для острастки даже затвор передёрнул. Я что флотскому скажу? На Оленчука наехал:
- Кончай баловаться.
Никакой реакции - не я ему авторитет.
Пошёл к боцману жаловаться. Теслик:
- Иван, сниму с наряда, а вечером опять заступишь.
Подействовало – угомонились. Зашли к нам в ходовую. Косяк коробку магазина отстегнул, покатились по столу патроны. Ваня кинулся собирать:
- Ой, патрончики!
Косяк нажал спусковой крючок. Оставшийся в карабине патрон бабахнул. Пороховыми газами Оленчуку по глазам. Ваня закрыл лицо ладонями и вприпрыжку из ходовой. На выстрел боцман прискакал:
- Как это получилось?
Косяк косится на карабин, боится в руки брать:
- Н-не знаю. Бахнул….
- А ты чего? – боцман теребит меня за плечо и, проследив мой взгляд. – О, чёрт!
Маленькое круглое отверстие чуть выше стола чернело в переборке. За ней – радиорубка, излюбленное место для письмописцев.
- О, чёрт! – боцман из рубки, следом я. Бежим, будто в пятнашки играем, а в мыслях одно – сколько дадут?
Перевели дух у закрытой на амбарный замок двери радиорубки. Ладно, пока без жертв. Но ещё не обошлось. В радиорубке аппаратуры понатыкано – мухе негде сесть, а тут пуля стальная. Каких бед натворила? Оленчук уже проморгался, бежит с ключом. Ручонки тоже ходуном ходят – с замком справиться не могут.
Пуля прошла в миллиметре от индикатора, тюкнулась в противоположную переборку, обессиленная и сплющенная лежала в кресле радиста. Оленчук цапнул её в горсть.
- Шнурок продень и таскай на шее – посоветовал боцман. – Будешь помнить о Русском острове.
Ваня выкинул трофей за борт – к чёрту такие воспоминания!
Косяк плетётся, карабин на плече:
- Блин! Мне же за патрон не отчитаться. Анатолий, сходи к Цыремпиле, попроси - у него всегда есть.
Нашёл боцмана-бурята, объяснил ситуацию. Тот – будто в порядке вещей - достаёт из кармана робы боевой патрон калибра 7,62 со словами:
- Передай Косяку – после отбоя два раунда по пять минут.
- Всё, он меня убъёт, - незадачливый вахтёр и патрону не рад.
Зимой мы познакомились с девушками. Вернее, он познакомился, а потом для меня пригласили подружку. Ну, ничуть не увлекла. Да и обстановка….
Косяк:
- Сейчас отдежурим, оружие сдадим и в самоход до девочек.
- Валяй, - говорю. – А мне не в чем.
Действительно, на мне синяя роба и штормовое платье – куда в таком наряде? Так и дружили, в беседке над береговым обрывом. Девчонки время коротали перед танцами в ДК офицеров. Однажды пришли весёленькие и нам вина прихватили – две бутылки по 0,75 л. Выпили. Всем захорошело. Девчонки в гости зовут. Косяк не против, а я на своём.
- Оставляй карабин, - говорю.
Хохол упрямый:
- С ним надёжней.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

И ушёл. Дальше было так. Притопали втроём к двухэтажному деревянному строению. Девчонки говорят:
- Все удобства на дворе, так что….
Они вошли, Косяк задержался. А когда сунулся в подъезд, понял, что не помнит номер квартиры. Обошёл оба этажа – все двери заперты. Вышел под звёздное небо на окна взглянуть – не светится ли какое? Светит. Вернулся в подъезд, прикинул дверь, только кулаком нацелился стучать, она сама открывается. На пороге парочка: он одетый, она в неглиже – целуются на прощанье. Поблазнилось что-то Косяку, да и во хмелю он был, чтоб разумно рассуждать. Рвёт карабин с плеча:
- Хенде хох!
Мужик руки вздёрнул, а женщина с писком за дверь скакнула. Потопали. Мужик впереди – руки над головой, Косяк сзади – карабин в руках. Кого взял? За что? Куда ведёт? Одно помнил – граница рядом, и надо быть начеку.
Отконвоировал безропотного мужика в беседку свиданий, меня свистнул. Поднимаюсь на утёс, а уж женщина, одевшись, бежит выручать возлюбленного.
- У меня он был, товарищи матросы. Отпустите….
- Дура…, - мужик сквозь зубы.
Она:
- Эдик, как ты можешь?!
И в слёзы.
Косяк:
- Вызывай погранцов.
Я:
- Щас, только юбку поглажу нижнюю. Тащи его в свою караулку.
Косяк:
- Ваши документы, гражданин.
- Нету. А что я натворил?
- Пройдёмте.
Они ушли из беседки, мы остались. Женщина плакала, я ею любовался. Ей под тридцать, но никакого сравнения с дебёлыми тёлками, час назад угощавшими нас здесь вином. Она миниатюрна, изящна и несчастна…. Что ещё требуется, чтоб понравиться мужчине?
- Любовник? – спросил, чтоб не молчать.
- Вам какое дело?
Сейчас она уйдёт, осушит щёчки и уйдёт. Оскорбленная, униженная, но прекрасная в своей беззащитности женщина.
- Почему так в жизни бывает? Он вас предал, оскорбил, оттолкнул…. За что вы его любите?
- Вам что за дело?
- Хочу понять, почему выбирают подлецов? Слаще любят? Больше обещают? Полюбите меня, и я, клянусь, никогда не пожалеете.
- А сколько вам лет, человек с ружьём?
- Вполне женитьбоспособный возраст.
- Какой? Какой? – она хихикнула, забыв свои горести. Тронула ладонью мою щёку. – А ты ничего…. Но на сегодня приключений хватит.
Побрела прочь, красиво ставя ноги на высоких каблуках. Сдёрнула платок, и роскошные волосы рассыпались по плечам. Снег падал на них, на её следы, улицу, на весь огромный мир, в котором никак не находилось счастье моё.
На третьем году службы Косяк залетел – попался на воровстве. Мы не были с ним настолько близки, чтобы знать всю подноготную истории. Может, это у него случайно вышло, может, крал всё время и однажды попался. Как знать? Его исключили из комсомола. Годки лишили его привилегий старослужащего, заставили мыть посуду и пол в команде. Травили на него молодёжь – в основном чурок. Был такой случай.
Михаил Белозёров
Всего сообщений: 5
Зарегистрирован: 17.03.2023
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Михаил Белозёров »

На мой взгляд, подобный жанр придуман теми и для тех, кто не умеет писать. Читать подобные тексты скучно, ибо там нет литературы. Кроме этого, авторы таким образом маскируют свою литературную беспомощность. Как минимум, писатель должен обладать литературным слухом. Зачем писать, если нет слуха. Вы же не ходите в Большой театр петь, у вас нет слуха, а писать при отсутствии оного - можно?! Это парадокс. Поэтому у нас и упала литература. Почитайте на прозе.ру или в фабуле.ру: "Техника написания романов" и вы всё поймете. Там же читаете единственный художественный роман о Булгакове "Крылья Мастера/Ангел Маргариты". Это отчасти настроит вам слух.
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :chelo: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read:
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Клуб любителей исторической прозы
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    446 Ответы
    51276 Просмотры
    Последнее сообщение Гость
  • Клуб любителей научной фантастики
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    525 Ответы
    51540 Просмотры
    Последнее сообщение Гость