Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"Раскрутка

[sponsor=/4gr/mesto_120x20.png] Методы раскрутки себя и своих произведений
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Лёхе Карпинскому, командиру БЧ-5 ПСКа-67, в день приказа письмо пришло. Подруга бывшая пишет: любим, ждём, целуем - хохол в присядку с конвертом. Дембеля разобрались в сути и отмутузили придурка. Сказали, чтоб клёш не шил – не достоин. А суть в том, что подруга бросила Карпинского ещё в Анапе, вышла замуж, родила, развелась и теперь только Лёшу любит и ждёт. Вот такие колбасы-выкрутасы.
Да-а…. письма, письма. Появился у меня адресат до востребования во Владивостоке, и послания шли оттуда нежные, полные смысла и толка. Чувствую, тянется ко мне Елена, о встрече мечтает. Планы выведывает – не хочу ли на сверхсрочную остаться. Я понимаю – любовник нужен, муж уже есть, и живут они неплохо, но чего-то в жизни ей не хватает. Этим чем-то мог стать я. Но чем-то не хотелось, а кем-то тем более. Наверное, это чувствовалось в моих посланиях, и Елена припёрла к стенке:
«…. не забывай, мой юный Грэй (это который с Ассолью?) – мы в ответе за тех, кого приручили».
Действительно, Елена исполнила в поезде то, о чём просил – время платить долги. Хотя чего она добивается? Того же самого, что и я от неё. Не будь трусом, Анатолий, пользуйся. А как мужская солидарность? Сейчас я сундука рогачу, потом меня кто-нибудь – Бога ведь не обойдёшь, и судьбу не обманешь. За всё придётся заплатить. Вот так вагонная интрижка стала терзать мою душу, заставляла быстрей взрослеть и пересматривать жизненные убеждения. Однако, ответы писал регулярно, хитроумно избегая тёмных углов: старался не врать и не брать нереальных обязательств.
По дембелям долго горевать не позволила обстановка на катерах – работы по горло. Первая задача – отопление: холодно ночами. После зимы все дюриты на трубах бегут. Мы с Мишкой поползли в разные стороны – один по подаче, другой по обратке. В неудобном месте стык бежит – никак к хомуту не подладишься. По чуть-чуть винтик кручу, а кипяток руки шпарит. Изматерился весь. Меняйло крутится рядом:
- Товарищ старшина, давайте помогу.
- Иди ты…. на 68-ой, попроси боковую отвёртку вместо этой.
Действительно лишь уголком плоской отвёртки вращал злосчастный винт, а он вращаться не хотел. Меняйло ушёл. Думаю, вот соседи приколются над хохлом – боковых отвёрток ещё не придумали. А Тарасенко придумал – загнул мою отвёртку в тисках под девяносто градусов. И знаете – побежал винт шустрее, затягивая хомут.
Мишка Самохвалов над Мыняйлой оттянулся - ведро даёт:
- Сходи на 67-ой, попроси компрессии – она дюже густая у них.
Хохол всегда готов услужить – ведро в охапку и вперёд с оптимизмом. Приносит мусор, ветошь промасленную.
- Что это? – боцман на переносице брови свёл.
- Так, это, мотыли за компрессией посылали – вот….
- Прикалываются над тобой, дураком. Топай на берег, там, у флотских есть мусорный бак….
- Заодно, - Курносый из-за своей рогатки.- Заодно загляни к ним на камбуз, попроси скока дадут менструации – борщ приправить.
- Ага! – ликует хохол. – Прикалываешься. Я-то знаю – менструация у баб бывает.
Зимой в бригаду на проверку сдали аккумуляторы и топливные насосы высокого давления. Теперь привезли. Механ:
- Аккумуляторы ставьте, подключайте, а ТНВД я сам – их регулировать надо.
Начал с 66-го, да там и пропал. Мы аккумуляторы установили, свет подключили.
- Будем? – спрашиваю Мишку.
- Будем, - отвечает.
Установили ТНВД на ходовой двигатель. Я пошёл к механу моментоскоп попросить.
Реклама
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Сможешь? – Белов выглядел измученным.
- Легко.
Установили моментоскоп на первый штуцер насоса. Мишка в форсуночную дырку сунул отвёртку, нащупал поршень.
- Давай.
Я через вскрытый лючок реверс-редуктора вращаю монтировкой двигатель.
- Стоп! Вот и вся недолга….
Мишка ослабил муфту крепления насоса к приводу, повернул немножко.
- Давай.
Моя работа нынче монтировочная – головой Самосвальчик думает.
- Стоп!
С третьей или четвёртой попытки ловим, наконец, необходимый угол опережения впрыска топлива. Ставим форсунки, прикручиваем трубки высокого давления.
- С Богом?
- Помолясь.
Мишка – его заслуга по установке ТНВД – мослает двигатель стартером. Движок крутится бодро, но вспышки не даёт.
- Покури, - говорю, - а то аккумуляторы вскипят.
Перекурили. Встаю сам за пульт. Прокачал масло, замыкаю цепь стартера. После двух-трёх оборотов коленвала, двигатель утробно всхлипывает и заполняет машинное отделение густым и ровным гулом. Развожу ладони – а?
Мишка:
- Лёгкая рука, командир.
Конечно, подхалимаж, но чертовски приятно.
С дизель-генератором возни было меньше. К вечеру катер в строю – по крайней мере, его ходовая и энергетическая установки. А время не терпело задержки - Ханка вскрылась ото льда. Его скопления ещё бродили по водным просторам, а волны и солнце вершили над ними свою разрушительную работу. В оголовке лёд держал нас у берега крепче швартовых, но таял и крошился на глазах. Надо было спешить, и мы с Мишкой на следующий день отправились на «калым».
Помогли Валерику Коваленко установить ТНВД, отрегулировать угол опережения. Аккумуляторы у него были похуже, но с факелом двигатель запустился. Факел – это промасленная ветошь на проволоке. Зажгли и сунули во всасывающий коллектор.
У Сани Тарасенко дела были ещё хуже. Он сам установил ТНВД, отрегулировал, но двигатель не хотел запускаться. Аккумуляторные батареи сели. Когда мы с Мишкой, мотыли-выручалки, пришли на 68-ой, Саня бился над дизель-генератором - на последнем вздохе аккумуляторов пытался его запустить. Предложили помощь и, получив согласие, отрегулировали впрыск топлива по своему опыту. Местные аккумуляторы уже не тянули - пришлось тащить с 69-го экипажу 68-го. Один ящик 70 килограммов, и их, таких, восемь – из машинного отделения поднять, по трапу спустить, дотащить до другого трапа, снова поднять и снова опустить в машинное отделение. Когда сумрак опустился на пирс, берусь за флажки на панели управления – прокачал масло, включил в работу стартер – провернувшись, дизель 3Д6 дал вспышку одним цилиндром, потом двумя, потом…. весело заработал, оглашая округу радостным рокотом. А прибрежные скалы отражали его на просторы Ханки – жди, родная, уже скоро. Мотыли поздравляют друг друга, а корабельная братва семидесятикилограммовые ящики в зубы и на свои места.
Совсем плохо было на 66-м ПСКа. Туда старшиной мотористов с 68-го пришёл Сергуха Леонтьев – ему осенью на дембель – задвинул Лёху Шлыкова ещё на одну навигацию в мотористы. Конечно, не сам пришёл – Атамановым приказом, а разрулил всё Гераська: ему Шурик Тарасенко больше по душе пришёлся.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Когда на третий день мы с Мишкой заявились на ПСКа-66, картина предстала баснописная - как лебедь раком щуку. Белов ползал по пайолам вокруг двигателя, отупело посматривая на его брюховину. Леонтьев сидел на балясине полувертикального трапа в тамбур, стучал ключом по поручню и ворчал на Зё:
- Лёха, ты же всю навигации на нём отходил. Сам консервацию делал….
- А ты специалист первого класса, - огрызался Шлыков.
- Может, Колянов где прикололся? – неуверенно предположил механ.
ТНВД был на месте и моментоскоп на первом штуцере - не вращался сам двигатель. Не вращался от монтировки, а стартером вообще было страшно трогать – треск стоял, как от битвы бизонов с мамонтами. Это было что-то ново. Мишка подёргал монтировку в реверс-редукторе и присел в сторонке, сохранив толстогубую ухмылку, а хитрющие глаза его загрустили.
Бесполезно расспрашивать спорщиков, донельзя измотанных нервотрёпкой последних дней. Оседлал я генератор вспомогача и задумался над темой. Ничего не бывает само по себе. Нормально работающий двигатель готовят на зиму, а после расконсервации находят не вращающийся коленвал. С чего бы это? По порядку. Что делаем при консервации? Снимаем аккумуляторы. Да они-то тут при чём? ТНВД? Тоже не по адресу. Ладно. С двигателем что делаем? Сливаем масло, сливаем пресную и забортную воду. Нет, забортная нипричём. Она бежит только к холодильнику и на выхлоп. А вот пресная…. Каким-нибудь путём сбежала в картер, прихватила льдом коленвал. Вот механ и ползает - щели на поддоне высматривает. Нет, не так надо действовать, мичман Белов. Я взял ключ на 19, лёг спиной на пайолы, дотянулся до маслосливного штуцера, повернул. Почувствовал масло на пальцах, но не стал доверяться чувствам – открутил болт совсем. Струя тугой и вязкой жидкости обозначилась под картером. Быстро-быстро закрутил болт на место.
- Да залил я масло, - ноет Зё.
Масло ты залил, а я убедился, что ни льда, ни воды в картере нет. Тогда где есть? Насосы? Пожарник ремнями вращается – ему стопорить двигатель нечем. Пресной воды? Зё третий день бьётся с запуском – каждое утро заливает горячую воду в расширитель и каждый вечер спускает из системы. Спускник на холодильнике. Подлез к нему. Отвернул гайку – бежит водичка. Порядок. Остался под подозрением насос забортной воды. Сунул под него ладонь, ищу штуцер – нет его. Какая-то бобышка – хрен поймёшь. Поцарапал ногтём. Да это лёд! Ну, Зё, ну, артист. Забыл забортную воду слить. Лёд, расширяясь, выдавил болт из штуцера, а корпус выстоял – бронзовый. Не спеша отсоединил насос от привода, подмигнул Самохвалу – прикалывайся. Тот сунул нос в реверс-редуктор, покачал головой, являя публике какой-то ржавый и гнутый шплинт:
- Ай-ай-ай, Лёха, как тут у вас всё запущено - из-за такой финдюлины чуть двигатель не запорол.
Сунул монтировку и легко провернул коленвал. Что тут началось! Сергуха на Лёху, Лёха на жизнь постылую, а механ допетрил, на меня смотрит и головой качает – не хорошо так-то.
Уезжая вечером с катеров, Белов вызвал меня покурить на берег.
- Ты меня пойми правильно: я на комендора учился, думал, командиром БЧ на «Шмеле» стать, а назначили механом сюда. Двигатели только здесь начал изучать – по книжке. В электрооборудовании вообще не секу – спасибо Мазурин выручает. Хочу командиру группы предложить тебя инструктором БЧ-5. Или на моё место. Это будет справедливо. Будешь получать больше, а может на сверхсрочную останешься….
- Нет. Спасибо. Мне на катере шибко нравится и домой хочется.
- Буду хлопотать о присвоении тебе первого класса по специальности, до дембеля, глядишь, в мастера выбьешься.
- От наград не откажусь.
Это навигация обещала быть непростой. Оба катера второго звена уходят в бригаду на ремонт. Первое звено без смены будет тянуть лямку на границе - месяца полтора, а то и два. Вот такие дела.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Однажды утром Стёпка-бербаза привёз офицеров на пирс. Кручинин поднялся к нам на борт, и боцман поднял на мачте флагманский вымпел, а Кабанчик на 68-ой. Катера отдали швартовые и взяли курс на Сунгачу. Вечером ткнулись носом в берег у заставы Новомихайловской. Переночевали и поутру стали сгружать балласт на берег – полупудовые чугунные чушки, уложенные вдоль киля под пайолами в пассажирке и артиллерийском погребе, и обеспечивающие остойчивость катеру при шторме до восьми баллов. Остойчивость – это способность судна возвращаться в исходное положение после прекращения внешнего воздействия – так нас в учебке учили. Запомнилось!
Только заавралили, идут китайцы на своей дурацкой лодке, в которой гребут стоя, лицом в направлении движения. Подошли вплотную, разглядывают – чем это мы тут занимаемся? Чтобы течением не сносило, один маоист махровый зацепился веслом за леерную стойку - наглёж натуральный! А командир нам говорит – не обращайте внимания, не поддавайтесь на провокации. Это Атаман сказал. Не таков Кабанчик. Вышел на корму 68-го, достал из штанов своё «самое идеологическое оружие» и помочился в иностранную лодку. Возможно, и гребцам досталось. Юркнули они на стремнину и оттуда кулаками то грозились замполиту, то грозились….
Старший лейтенант Ершов – человек без комплексов. Утром китайцы едва прибыли на лодках границу охранять, он с кормы, держась за леера, справил большую нужду, нахально целясь в узкоглазых соседей голой задницей. На мой взгляд, это было чересчур - всему есть предел, даже беспределу. Я тоже зол на жителей Поднебесной за кровь наших парней павших в марте 69-го на Даманском и под Киркинским островах, отбиваясь от своры тупорылых маоистов. Но как об этом сказать? Не какайте, мол, товарищ старший лейтенант, в водицу, вдруг нахлебаться придётся – в походе всякое случается.
Весь день шли вниз по Сунгаче, шли на предельной скорости, царапая кормой заросли узких берегов. Шурик Беспалов лихо закладывал штурвал из стороны в сторону – когда научился? Атаман стоял рядом, курил, прикуривая сигарету от сигареты. А я в машинном у пульта, не смея даже мечтать о перекуре – мало ли что. Выполз на палубу на закате, когда вышли в Уссури и поднялись немного против течения – подальше от границы. Так спокойнее.
На Уссури Самохвал сменил меня за пультом – а точнее, развалился в н небрежной позе на пожарном мате, постеленным на ящики для аккумуляторов и оттуда наблюдал с ленцой за показаниями приборов и телеграфа – никакой пограничной собранности. Меня это почему-то задело. В танкистском шлеме высунулся из люка спардека и начал Мишку совращать – показывать жестами, каких замечательных женщин вижу на китайском берегу. Рисовал округлости перед грудью и оттопыривал большой палец. А потом махал помощнику – айда, мол, посмотри.
Мишка качал головою – нечего там смотреть. Показывал кукиши перед грудью, изображая титички китайских девушек. Так и дошли до Имана, жестикулируя, как два немтыря. Вот он знакомый причал – гранинская баржа, строй «Шмелей». Здравствуй, славный Дальнереченск!
Командиры с борта – парни врассыпную. По кораблям разбежались, корешей анапских обнять. Зё в роту малых катеров потопал, меня звал, а я отказался. Дела, говорю, в другом месте ждут. И направился - как догадались – в роту шакалов. Не один пошёл. Вернее, сначала один, а потом смотрю – Гацко параллельным курсом шлёпает.
- Куда, Вовчик?
- В роту берегового обеспечение, - так и сказал.
Ну и ну. Это про шакалов-то? Но от комментариев я, понятно, воздержался. Пришли. Гацко с друзьями обнимается, да шумно так – они теперь годки, роту давят.
Я к дневальному:
- Где Афоничкин?
- Так, это, - хлопает молодец ресничками, - демобилизовался.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Ему, - говорю, - повезло, а мне нет. Но ничего, будет и на нашей улице праздник. Верно, говорю?
И ушёл. А боцман с повязкой дежурного уже ждёт у трапа.
- Да ты, Лёха, с ума спятил, которого кот наплакал - я два дня от реверсов не отходил.
- Вот и хорошо, Агариков, вот и чудненько! Я тебя специально…. Отстоишь первую смену и всю ночь будешь дрыхнуть. Ты это любишь, я знаю.
Боцман прикалывался. Теслик знает, что я никогда не меняюсь в положенное время. А зачем ребят булгачить, если спать не хочется? Иногда на Ханке такие чудные ночи бывают, что думаешь – вот она, красота и суть природы - пей её лёгкими, зри очами: такое в жизни не повторяется.
Ребята на боковую, а я постирался, помылся – сам себе начальник: обе повязки на рукаве. Синяя - дежурного по катерам, красная - вахтенного у трапа. Сел на оружейный рундук и закурил. Яви чудеса свои, ночь иманская!
Не зажилила. Дощатый забор ограждения части, подходя к водной грани, ног мочить не пожелал. Вместо него преградой для гражданских лиц и самовольщиков лёг металлический столб. Тот самый, который ставят под высоковольтную ЛЭП. Три фигурки на нём обозначились в темноте.
- Эй, моряк, угости сигаретой.
Почему бы не угостить страждущую девушку? Может, и она угостит, чем не жалко. Спустился по трапу, подхожу. Девушек двое, а паренёк один.
- Это ваш корабль стоит?
- Это «Ярославец».
- Ой, никогда не была на «Ярославце». Пригласи, старшиночка.
- Идём.
- Идёмте? – самая любопытная своим друзьям. – Не хотите? Ну, как хотите. А я пойду. Пошли?
По дороге:
- У вас гитаристы есть?
- Есть один. Вульгарный шибко. Тебе не понравится.
- Ой, да что ты - наоборот!
Помог юному созданию подняться по трапу, придерживая ладонями за талию. Тонкие они у девушек и гибкие. И ещё какие-то…. Рук отрывать не хочется. Ступив на палубу, она резко обернулась с каким-то вопросом и ткнулась в меня грудями. Упругие они и совсем без лифчика под рубашкой. Дрожь прошлась по телу - я хочу эту девушку, сил нет, как хочу, и не отпущу её с катера: не уговорю, так изнасилую - один раз живём.
Катюха (мы уже познакомились) сунулась в тамбур:
- Здесь кубрик? Нет, иди первый, а то я брякнусь. И руку дай.
Пока менялись местами, чмокнул её в щеку и ощутил неприятный запах перегара. Страсть как-то сразу на убыль пошла. По крайней мере – насиловать, точно не буду. Если уговорит…. Не подлил масла в огонь и её прыжок с трапа в мои руки. Ладонь скользнула по бедру, задирая платье до трусиков. Поставил её на ноги и толкнул дверь в кубрик.
Моряки не любят спать в тельниках. А тут ещё поход и вся суматоха с ним связанная - не удосужился слить воду из системы отопления, и, колдуя над ужином, шеф нагнал в кубрик избыток тепла. Парни спали под простынями в одеянии Адама.
- Вот гитарист, - включив освещение, кивнул на гамак Курносого. А потом потрепал его за голую коленку. – К вам, маэстро.
- Иди к чёрту! – Мишка бросил невидящий взгляд на гостью и дёрнул простынь на голову. Дёрнуть-то дёрнул, голову прикрыл, а интимное место своё оголил. Катюха даже руками всплеснула:
- Вот здорово!
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :chelo: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read:
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Клуб любителей исторической прозы
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    369 Ответы
    35267 Просмотры
    Последнее сообщение Гость
  • Клуб любителей научной фантастики
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    359 Ответы
    33893 Просмотры
    Последнее сообщение Гость