Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"Раскрутка

[sponsor=/4gr/mesto_120x20.png] Методы раскрутки себя и своих произведений
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Да-а, картиночка – «Бурлаки под столом» - отдыхает дедушка Репин. Куда ты пойдёшь?
Да чтоб я знал! Где меня ждут? Где мне сейчас будут рады? Где найти дом обетованный? Идти было некуда об эту пору – кругом в общежитиях вахтёры. Останусь в этом - найду где-нибудь батарею, постелю бушлат, прикроюсь курткой…. Впрочем, куртку лучше не снимать – так теплее. Потом вспомнил – в подвал, надо идти в подвал: там есть бойлерная, две душевых – что-нибудь может оказаться открытым. Ну, хотя бы прачка, в конце концов. Сквозняков нет – прижмусь к батарее и…. И тут я вспомнил, что не один.
- Ну что, подруга боевая, куда пойдём?
- Пойдём ко мне. Ты альпинизмом не занимался? Как насчёт седьмого этажа?
- У тебя есть свободная кровать?
- Моя кровать свободна.
Посмотрел девушке прямо в глаза.
- Лучше внимательно погляди мне на губы, - не отводя взгляда, сказала она медленно и раздельно. - Мы идём ко мне.
По лестнице поднялись на седьмой этаж. Перед дверью своей комнаты Наташка прижала палец к губам:
- Тс-с-с…. Говорить только шепотом, и ногами не топать.
На выключатель мы не давили – в том полумраке, что обеспечивало окно, сумел различить кульман в углу, вдоль стен три кровати, две из которых были заняты.
- Клади вещи и раздевайся, - шепнула Наташка уже без шубки, шагнула к кровати. – Вот здесь мы немножечко поспим.
Разногласий у нас не возникало до тех пор, пока я не шепнул:
- Милая, как первенца нашего назовём?
Она сунула мне кулак под нос:
- Только попробуй в меня кончить.
Я кончил ей на спину и вскоре уснул.
Иногда удавалось спать без кошмаров, а вот просыпаться с отвратительным чувством презрения к самому себе – не часто. Три девицы в неглиже сновали по комнате, собираясь. Я скрипнул кроватью – мне показалось безнравственным в такой обстановке притворяться спящим. Наташка склонилась:
- Выглядишь сносно. На первую пару идёшь? Тогда вставай – чай на столе.
Скинул одеяло, забыв, что на мне нет трусов. Можно хихикнуть по этому поводу, но девушки были очень серьёзными и не заострили внимания. А я был в таком состоянии, когда условности до фонаря – оделся и сел пить чай с бутербродами.
- Будем знакомы? – чаёвничать подсела одна из девиц.
Я буркнул:
- Имя моё запомнить не сложно – Эйты Эйтыев из Башкирии, был чабаном до института, а по натуре форменный сукин сын.
- Врёт. Зовут их величество Толей Агарковым, - из-под одеяла выпросталась мизоновкая голова, мятая, как наволочка подушки. – Люд, журнал в деканате не забудь.
- Сам врёшь и дразнишься, - огрызнулся я.
- Тоже мне староста, - буркнула Люда, прихлёбывая чай. – На вторую пару придёшь?
- Подожди наезжать, ещё ведь не вечер, - тяжко выдохнул Мизон и пошарил вокруг глазами.
- Вы смотрите, тут не курите, - предостерегла Наташка, нахмурив брови, а я увидел, что и на другой кровати кто-то спал, укрывшись с головой одеялом.
Ну, блин, общага! Настроение поднялось на морозе под скрип ночью выпавшего снежка. Мы расстались у входа во второй корпус – Наташка чмокнула меня в рот и помахала рукой:
Реклама
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- До вечера, Тоха!
Та-ак, Тотошкой я был, Антуаном…. теперь, значит, Тоха, которого, кажется, опять имеют. От этих мыслей настроение не пропало, даже улучшилось, когда одногруппница Лара ревниво спросила.
- Кто это?
- Вчера познакомились.
- И уже целуетесь? Вот это темпы….
Стрельнула глазками, но промахнулась. Наивная девочка, знала бы ты, что жизнь – это не теорема Ферма, всё в ней гораздо сложнее и проще. Мы шли в корпус «V» на практическое занятие, Лариска сказала, что он напоминает ей аквариум.
- В котором развратничают рыбы, - буркнул я ни с того ни с сего.
Лариса пожаловалась, что там очень холодно, а я:
- Отличная тренировка перед могилой.
- Да что с тобой?!
Ах, милая, кабы знать! Впрочем, день складывался удачно. Хорошее настроение не покидало меня до окончания четвёртой пары, а потом встал вопрос – куда пойти ночевать? В свою комнату на первом этаже седьмой общаги я не хотел. Наташку спросить не успел, во сколько у неё начинается вечер. И так вдруг захотелось побыть одному – без грязи в комнате, без соседки в кровати – наслаждаться покоем и тишиной, зная, что никто не потревожит. Чем больше об этом думал, тем более соблазнялся мечтой - может, квартиру поискать? Стипендия у меня теперь большая – могу позволить…
Чертовски обрадовался, увидев Наташку у дверей профессорского магазина.
- Ты куда?
- За пельменями.
- Никак проставляешься?
- Угадала.
В общагу шли подруку – она щебетала, а я пытался осмыслить наши отношения.
- Ты такой симпатичный, когда молчишь.
- А ты нарываешься на комплименты?
Не знаю, чему она рассмеялась.
- Ты умеешь их говорить?
И снова внимание моей персоне.
- Ты такой грустный – случаем не девственность вчера потерял? Или расстроен, что я сдалась быстро? Азарта охотника не удовлетворил? Или считаешь меня потаскушкой?
От необдуманного ответа меня удержали моральные соображения, а мысли сами собой текли. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что вчерашняя нечаянная встреча наша подстроена Наташкой и Мизоном, а я попался, как кур в ощип. Может и ей говорить такое не совсем удобно, но она держала голову гордо и продолжала рядом идти.
- У тебя всё в порядке?
- Немного болит голова, ерунда.
- Хочешь отдохнуть? – с тревогой во взгляде спросила она. – В комнате это сложно – мы все живём одним расписанием.
Что значит жить расписанием, я узнал позже, когда, поужинав вшестером, помыв посуду, попев песни под гитару Мизона и посплетничав, легли по кроватям – была полночь. Дипломник (это третий парень в нашей компании) выключил свет и добавил звук проводного радио:
- Ну что, погнали?!
Идея нашла понимание в массах, и три кровати заскрипели разом.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Не смотря на привкус, что меня «имеют», справедливости ради должен сказать, что у Наташки была идеальная фигура – стройная и пропорциональная. Мне не думалось, что сходные мысли обо мне проходили и у неё в голове. Тем не менее, мы были вместе – месяц, другой…. Соприкасались ведь не только телами. Нашим душам (умам?) находились общие темы. Кое-что, мне неприметное, она открыла во мне сама. Например, что я заядлый индивидуалист – мне бы в сторожке лесной хорошо было жить. Что какая-то призрачная честь для меня выше ума, и на этом меня легко поймать, как глупца. Что я готов рисковать собой, считала она, ради товарищей. Но это было не так. Разочаровался я к тому времени в любви и дружбе. Из всех полученных на старте жизни чувств неизменных осталось два – вера в судьбу и своих родителей.
Однажды Дипломник принёс шведский порнографический журнал – минет крупным планом. Серёга Мизонов, листая страницы, вздохнул завистливо:
- Живут же люди!
И получил подзатыльник от Люды. Однако, Дипломник выключил свет (чтоб не краснели) и настоял, чтобы все наши барышни высказались по теме.
Юля (его подруга):
- Только за хороший подарок.
Люда:
- Только по пьянке.
Наташа:
- Только любимому человеку.
На следующий день Сергей приволок две трёхлитровки пива. Дипломник картинно встал на колени, попросил у Юльки руки и протянул ей коробочку с обручальными кольцами. А я не знал, где найти Наташке любимого человека. Тем не менее, когда стрелки будильника сравнялись вверху, и Дипломник, выключив свет и прибавив звук, объявил: «Девочки, оральный секс», я получил сполна, как и все.
Иногда мы дискутировали, выключив свет – это тоже придумал Дипломник, считавший, что макияж (или отсутствие оного) шибко сбивает с умных идей. Итак….
- Высшее предназначение женщины – дарить мужчине детей. Причём здесь институт? Он что, нам добавит счастья? – задал тему Дипломник явно для Юльки, которую желал после свадьбы засадить за пряху (сковородку? зыбку? доску гладильную?)
Люда сказала весьма весомо:
- Со времён Адама и Евы брак для женщины – муж и дети – самое великое счастье на свете. Для мужиков ещё спорт, друзья, но скажите, зачем вам глупая жена – бестолковых детей производить на свет?
Наташка потребовала:
- Пусть Тоха скажет.
- Я хочу семью. Хочу любящую жену, которая подарит мне детей. Но что я взамен ей подарю? Стипендию? Кровать в общаге? Когда стану начальником, тогда и женюсь.
Мои слова прозвучали матом в светском обществе – надолго воцарилось гробовое молчание. Потом Юля робко спросила:
- А как же трудности пополам, через тернии к звёздам? Чем закалится твоя семья?
Понял, не то я сказал – ни здесь и ни этим ушам. Вот что значит честь (правда?) хорошо, а ум лучше. Мне нравились мои новые друзья – они смотрят на мир чистым взглядом, а из дружбы растят любовь. Мне до них пока далеко.
Иногда наступали времена, когда Наташка выходила из своего всегда равновесного состояния. Я, честно говоря, не знал, что с ней в такие минуты делать и замыкался в жалости к самому себе. Хотелось быть ей полезным, но ненавижу ложь, которую плетёшь, утешая расстроенного человека. А иногда в отчаянии хотелось сказать: «Наташ, ты выйдешь за меня?» Это когда она говорила в сердцах: «Ты не любишь меня!». Хотя это уже было не по правилам – это был удар ниже пояса. Я хотел верить, что Наташка без иллюзий относится к тому, что мы вместе спим, а она в часы раздражения была явно разочарована мной. После такого приступа она ещё пару дней вела себя холодно и надменно, а потом ничего – отходила и становилась ласковой и общительной. Людка сказала, что это в ней иногда взбрыкивает полячка.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Как же они не похожи были, наши девчонки! Юлька – губки бантиком, глаза васильковые, волосы взбиты сахарной пудрой, всегда ущербная и беззащитная, её, казалось, и комар обидит. И ещё – восхищённая, влюблённая, доверчивая и наивная. В такую впору самому влюбиться. Люда – мягкая и хозяйственная, красотой не блещет, но заботливая. С такой очень жить удобно. Наташка – ну, о ней я уже говорил. И вот такие, абсолютно разные, они дружили – на рабфаке, потом в институте. Если у одной завёлся мужчина, то мужчины должны быть у всех троих. Но судьба всегда рулит по-своему.
Как-то в начале апреля меня остановил Слава Ишунькин, председатель бытовой комиссии общежития № 2. Высокопарно, по-королевски спросил:
- Ты Толя Агарков с первого курса?
- Если других там нет, то я.
- Вот тебе билет на огонёк в День Космонавтики. Он на двоих, но придёшь один – дама у тебя там уже будет. Всё понял?
- Абсолютно ничего.
- Смотри, вот написано – 12 апреля, студенческая столовая, в 20-00, столик № 12. Опять не понял? Ты будущий инженер или хрен собачий?
И расхохотался своему вопросу. Судя по всему, потешательство над людьми было у Ишунькина любимым занятием.
- Там видно будет, - сказал я и билет взял. На двоих, между прочим.
- Это куда? – спросил Иванов, увидев приглашение в моих руках.
- Испить вина, воскурить благовоний в благостный день в честной компании, а заодно стать свояком или зятем Ишунькину Славе.
Серый ничего не понял. Да и не надо.
В урочный день, в урочный час поднялся я на второй этаж студенческой столовой комплексных обедов – это в которой подносы с едой ползут на конвейере, и выбора нет. Зал был накрыт для корпоративной пирушки. В торжественной части с бокалом в руке декан поздравил присутствующих с наступившим Днём Космонавтики – нашим профессиональным праздником. За столиком № 12 сидели Ишунькин с женой и ещё одна дама – по ходу вечера так и не выяснил, то ли его сестра, то ли её, но жена была симпатичней. Её и пригласил на первый танец, когда выпили и закусили. Джо Десен рыдал по-французски, а по-русски звучало бы так – где же ты, и где искать следы твои…? Ишунькина жеманно протянула мне руку:
- Под такую мелодию не отказывают.
И я пожалел, что не попросил большего. А Славик, наверное, приревновал – когда мы вернулись, зашипел на ухо, что ждут меня не дождутся за гостевым столиком со своим стулом. Там действительно был полный комплект, всё факультетское начальство – декан Владимир Иванович Есин, секретарь комитета комсомола Анатолий Маркин, председатель студенческого профкома Борис Севрюков и председатель студсовета общежития № 2 Владимир Бабченко, который представил меня:
- Вот она, Владимир Иванович, моя замена.
Декан:
- А я его знаю.
И протянул мне стакан наполовиненный коньяком. Мне всегда тяжело давались разговоры с большим начальством, особенно когда хвалили - просто язык к небу присыхал. И я молчал, пил и думал. Выбор Владимира Бабченко мне показался очевидным: я коммунист, учусь хорошо, срочную отслужил, пришёл старшиной – кого же ещё? Мог с таким же успехом возглавить и комсомол, и профсоюз факультетский – жаль посты были заняты, а Бабченко уходил на диплом. Словом, к новости я отнёсся довольно спокойно и философски – надо, сделаем, о чём речь.
Допил стакан и подумал, что после выборов стану начальником для Ишунькина – может, бабу у него забрать? Мне налили ещё, и я загрустил – как быть с Наташкой? Ей мужик нужен под боком, а не приходящий - такие у них правила в комнате. Предложение Бабченко и участие в застолье в честь Дня Космонавтики решил до поры до времени сохранить в тайне – сказал, что был в кабаке с ребятами.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Хорошо поел? – осведомилась Наташа.
- А ну, давай посчитаем, сколько жиров и холестерина впихнул в себя….
И стал перечислять чего и сколько съел и выпил за двумя столами, под аккомпанемент Мизона, который печально пел, пощипывая струны, какой-то средневековый сонет:

Смотри, как чаша глубока
А ты не сделал ни глотка
Не зря она тебе дана
Скорее пей её до дна….

Его хриплый голос нагонял тоску. В полночь Наташка мне отдалась, не подозревая о скорой разлуке.
Перевыборы студсовета общежития № 2 состоялись в конце апреля. Бабченко отчитался о проделанной работе, которую признали удовлетворительной, потом стал зачитывать по одной из списка кандидатуры, рекомендуемые к избранию в студсовет. Названный вставал, кивал головой и стоял, ожидая приговора собравшихся. Последним подняли меня. Выступил Вася Виноградов – студент, коммунист, сантехник в общаге, живший с семьёй в отдельной комнате. Он толи вычислил, толи узнал о светившей мне должности и потребовал, чтобы я рассказал биографию и заслуги у общества. Видимо, сразу захотел поставить меня на соответствующее (подконтрольное ему, избирателю) место. Я рассказал. Вася крикнул:
- Твоё кредо?
Я не задумываясь:
- Всегда!
Народ рассмеялся, а Вася не понял, задумался и отстал от меня.
Первое заседание нового студсовета проводил отчитавшийся председатель Бабченко:
- Сейчас я предлагаю избрать председателя, а другие посты вы поделите сами.
Попросил меня встать.
- Как кандидатура?
Супротивников не нашлось.
- Тогда первое заседание объявляю закрытым, - меня приобнял. – Пойдём со мной, представлю тебя коменданту. Главное в твоей работе – научиться ладить с Галиной Константиновной. Найдёшь общий язык, будешь кататься, как сыр в масле: в почёте и славе, не найдёшь – быстренько уберут.
- Вот он наш новый председатель, - представил меня в комендантской Бабченко. – Прошу любить и жаловать.
- А-а, Палундра, - царапнули быстрым взглядом коричневые глаза, - где живёшь?
- В седьмой общаге. А почему палундра? Это же крик опасности на корабле.
- Форму снял, значит Палундра – так ещё Москаленко говорил. (Георгий Иванович Москаленко, бывший моряк, студент ДПА, председатель студсовета, а ныне проректор института по АХЧ). Вот ключи от 314-ой, переезжайте. Вас же трое? Четвёртым к вам пойдёт комиссар – такой миленький мальчик.
Комната была что надо – уютная, чистая, с накатом в виде берёзок на стене, с веткой клёна до перил балкона – и никого. Поплёлся за вещами. Господи, объясниться с Наташкой пособи.
Ребята дипломатично вышли. Я собирал вещи. Наташа презрительно на меня смотрела и, сидя на стуле, качала ногой.
- Ты такой разумный стал за последнее время. Говори спасибо.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Я молчал, боялся запутаться в тенётах лжи, а правда была слишком сурова – правда в том, что я её не любил. Наташка тоже замолчала – ругаться, значит признать себя побеждённой, польская кровь ей не давала. Так и расстались.
Встретились через месяц. Пили чай перед сном вчетвером – Сазиков, Подкорытов (новый комиссар общежития) и Вовка Боков. Вдруг за окном:
- А-гар-ков! А-гар-ков! Выходи, подлый трус!
На балкон вышел – внизу пьяная компания.
- Одевайся и дуй сюда.
Со свадьбы Дипломника и Юли вернулись аэмщики: Мизон, Люда, Наташка и ещё несколько лиц обоего пола - водки привезли. Пошли к фонтанам.
Мизон пел:

Ещё деревья спят под снежной тяжестью,
Ещё кружатся белые метели,
А мне всё кажется, а мне всё кажется,
Что ты вдруг скажешь, первое апреля….

Мне было грустно и после выпитого. Не прочь был заночевать у Наташки по старой памяти, но она даже не смотрела в мою сторону. Потом её подхватил на руки какой-то пьяненький удалец и занёс, покачнувшись, над водою, все ахнули – сейчас уронит. Подумал, уронит - набью ему морду, и Наташка простит. Но паренёк, не выпуская ношу из рук, прыгнул в фонтан. Все рассмеялись. А я повернулся и пошёл в общагу, надеясь, что меня окликнут. Но меня забыли.

5

Кому-то пришло в светлую голову сделать ДПАшников комбайнёрами, и начались факультативы в конце семестра. Народ волновался, народ бушевал, потому что не понимал, зачем ракетостроителям механизаторские права – ну, есть же, к примеру, автотракторный факультет, шли бы туда. Но приказ есть приказ и даже угрозы – того, кто не получит права, к сессии не допустят. И вот уже формируются бригады, выбираются бригадиры, и на доске приказов появились адреса уборочной страды.
В открытую дверь комнаты общественных организаций меня окликнул декан:
- Анатолий, зайди.
Пожав руку, сказал:
- Ты права получи – не будут лишними, но поедешь не на уборку, а в стройотряд – надо нам тебя приодеть. Вот познакомься, Олег Винокуров – командир лучшего в институте отряда.
- А я его знаю, - щупленький парень пожал мою руку. – Мы с тобой вместе начинали в ДПА-101.
- Я там был только месяц на стройке, а потом на службу ушёл.
- А я в это время в стройотряде работал – как с рабфака начал, так каждый год. Спасибо Владимир Ивановичу.
Декан стыдливо потупил глаза, и я понял – не безвозмездно. Мне что, тоже надо презент ему привезти? Да, без вопросов.
После сессии приехал за вещами домой, но отец не одобрил мои устремления – сказал, сначала сена накосим. И я задержался, поселился на чердаке со своей старой резиновой кроватью, от вида которой забегали мурашки по спине – так густо нахлынули воспоминания детства, не только мыслями, но и запахом. Ах, какие мне здесь снились сны! И как на заказ дожди зарядили. Отец про покос:
- Подождём.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

А я подумал, как сейчас лягу, и самые чудесные грёзы детства выстроятся в очередь – смотри, не хочу. Мнилось мне, как из тьмы веков и гари пожарищ в волчьих малахаях монголы мчались на мохнатых лошадках, играл ветер моими кудрями в ватаге бесшабашного ушкуйника Васьки Буслаева, звонили колокола золочёных храмов, слепила глаза роскошь византийских дворцов, а ещё дальше, за горизонтом возвышались египетские пирамиды и трубили карфагенские боевые слоны.
Но под шум дождя приснилась мне смерть моя – вид со стороны: гроб на столе, родственники вдоль стены, до погребения остался час. Мне не хотелось покидать этот свет, и я с горя плакал – слёзы текли по мёртвым щекам из-под закрытых мёртвых век. По стёклам струилась вода – дождь за окном плакал со мной. Это были самые унылые дни моей жизни. Не взбодрил и покос.
Поразительно, как быстро может меняться настроение у человека. Почти месяц находился в глубочайшем трансе, а только сел в электричку на Челябинск, сразу взбодрился. Смотрю в окно, улыбаюсь, будто на свадьбу еду, а не на жаркую работу в яростный стройотряд. Когда пересел на поезд до Вязовой, лёг и уснул. Уснул и просыпаться не хочется. Не хотел и всё тут. Меня бортпроводница растолкала.
- Вставай, парень, вон автобус – сейчас закроет двери и уйдёт. А ты отстанешь…
Я, как мазурик ошалелый, выскочил из вагона и помчался к последнему рейсовому автобусу до Усть-Катава. Вышел около полуночи на центральной площади у ДК и сразу наткнулся на двух местных типов весьма нереспектабельной наружности. Который повыше – светловолосый, костлявый – плевал семечную шелуху и рассматривал выходящих, поставив ногу на лавочку. Второй – толстый, поменьше – сидел на ней. Моя одинокая фигура сразу привлекла их неподкупное внимание. Да, ситуёвина!
- Здорово, друг!
Тамбовские волки ваши товарищи. Нехотя пожал им пятерни. Лица у ребят такие постные, что сразу видно - не допили, и в таком состоянии не хотят расходиться по домам. Ожидание халявной выпивки просто нарисовано на их тупых мордах.
- У тебя голова не болит? – с надеждой спросили.
Накрапывал мелкий дождь, тускло светили фонари, на площади кроме нас никого.
- Спасибо, - сказал белобрысый.
- Спасибо за что?
- За то, что ты нас сейчас угостишь.
- Хорошо, но будем считать это платой за ваши услуги – проводите меня к старому общежитию техникума.
Этот адрес Олег мне назвал ещё в Челябинске. Отдав провожатым трояк, возник в общежитии, как приведение – в полночь, и от дождя мокрый. Ребята спали. Прошёлся, выглядывая свободную кровать. Голос в ночи:
- Что ходишь, приятель? Толяха ты?
Это был Коля Звездин из ДПА-501 – когда-то до службы начинали с ним вместе, и, кажется, были дружны.
- Аз многогрешный, - я подошёл. - Есть закурить – мои все промокли?
- Где-то в кармане.
Почему-то подумал брюки на нём и сунул ладонь под одеяло - под ней, вздрогнув, напряглась голая ягодица. Я посмотрел Звездину в глаза:
- Как ты умудряешься спать лицом и задницей в одну сторону?
- Так я же гимнаст.
Нашёл его джинсы на дужке кровати, сигареты в кармане и закурил.
- Ты из дома? Похавать привёз?
Вспомнил о маминых пирожках, которые завернула в дорогу.
Звездин:
- Дай два. Посмотри, там у окна кровать должна быть одна свободна.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Моё появление утром в столовой встретила буря ликования. Не стесняясь шеф-повара Нины, Звездин рассказывал:
- Шлюшку из города притащил - джиги-джиги сделали, она на меня улеглась. Когда Толяха вошёл, я ей голову одеялом прикрыл. А он сигареты полез искать – цап её за голый зад. Смотрит мне в лицо, ничего не поймёт – глаза по полтиннику.
Народ:
- О-хо-хо! А-га-га!
Я молча сел завтракать.
- А-а, Толик, привет! – Винокуров протянул свою вялую руку. – Приехал вовремя – у тебя нюх. А что припозднился?
Рожа при этом была у него равнодушно-скучающая будто не председатель студсовета перед ним, а денщик, плохо вычистивший хозяйские сапоги.
- Сено косил.
- А нам так косарей не хватало.
- Сколько вас было?
Тадеуш Янковский растопырил пятерню, потом добавил ещё два пальца.
- А сколько скосили?
- Чёртову уйму и ещё чуть-чуть. Елду твою в мясорубку!
Чего ругаться? Я позавидовал - зондеркоманда из стройотряда почти месяц косила траву для какой-то шишки с вагоностроительного завода, от которой зависели наши объёмы и заработки. Жили в горах, рубали у костра, спали в шалаше – романтика….
Звездин подтвердил:
- До того быт здоровый, что все городские хвори как рукой ….
- И даже триппер, - хихикнул Тадик.
- Заткнулся бы, дурень….
Во двор общежития въехал голубенький самосвал. Олег Винокуров хлопнул в ладоши, привлекая внимание:
- Так, всё, кончили завтракать и болтать. Сейчас собираемся, грузим машину всем необходимым и ногами топаем к Синему Камню на Юрюзань.
Суета и галдёж – люди готовятся к празднику в честь Дня Строителя. Когда всё, что надо взять с собой, было загружено в кузов ЗИЛка, Винокуров помаячил ладонью:
- До встречи, пока.
И уехал в кабине вместе с Дружининым. Тадик посетовал:
- Хоть бы повара прихватили.
Поваров у нас стало два: пригласили на праздник из девичьего отряда АТ-факультета, что работал на ремонте ДК, Таню - девушку с «вопиющими окорочками», по выражению Звездина. Сам он тут же подсуетился:
- Чур, барышня моя.
- Поваров не трогать, командир сказал.
- А как быть, если вкусные запахи из котла самый лучший манок для мужчины?
Таня шутливо погрозила пальчиком:
- Должна отметить, что вы, дэпэашники, дурно воспитанные мальчики. Я, пожалуй, за вас возьмусь.
- Невоспитанные тоже кушать хотят. И вообще – любовь и голод правят миром, а не вечно пьяные командиры.
- Доболтаешь – получишь расстрел без суда с конфискацией гениталий.
День только начался, а уже было жарко топать по городу и за городом, берегом реки Юрюзань к Синему Камню.
- Да, реализма хоть отбавляй, - ворчала толпа.
Сначала увидели ЗИЛ, потом у большого раскидистого куста и костёр, на нём уже закоптилось ведро, в котором варились макароны с тушенкой. Синий Камень был за рекой.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Разгрузить машину, поставить палатку, - приказал Винокуров.
Было заметно, что они, приехавшие сюда раньше, времени даром не теряли. Я не о каше. Тадик зычно ударил кулаком в свою грудь:
- Мамой клянусь, мне здесь нравится!
Бойцы стройотряда с удовольствием разгрузили машину, поставили палатку. Девушки взяли руководство над варевом и всполоснули в реке посуду.
- Как хорошо-то! Мать твою …, - Звездин, раскинув руки, упал спиной в траву.
- Воду для чая в реке брать? – спросила Таня.
Винокуров запускал бутылки по кругу:
- Сами наливайте, кто сколько хочет.
- Прекрасная возможность нарезаться в режиме реального времени, - поддержал командира Янковский.
- Девчонки, вино или пиво?
- Непременно!
Над водой низко пролетели утки. Терпеть такое издевательство над своим упившимся организмом Дружинин счёл для себя невозможным - проводил их осоловелым взглядом и погрозил вслед кулаком:
- Долетаетесь, сволочи – скоро осень.
Налицо первая стадия опьянения – хочется драться. Бойцы торопливо догоняли начальников. А вот и противники – четыре представителя рода человеческого на мотоциклах свернули с дороги в нашу сторону, притормозили в метрах пятнадцати. Притихли ребята у костра. Я взял полбутылки из рук Звездина:
- Пойду, побазарю. Здорово, славяне!
Славяне молчали.
- Алё, орлы! Я с кем говорю? В глаза мне смотреть!
Самый речистый вспомнил два слова:
- Чё выпендриваешься?
- Интересный вопрос! – разговаривая, я прихлёбывал водку из горлышка, смакуя на языке. Они, как бандерлоги Каа, заворожено смотрели мне в рот. - Ну, колитесь – цель заброски, на каком языке даём показания?
- Платить за стоянку думаете?
- Ага, рэкетиры! Статья 163 УК – до семи лет строгоча.
- Да вы ж не менты – вы студенты долбанные.
- Ага, и заметь, все после армии – дерёмся как черти. Нас пятнадцать - вам надо человек тридцать собрать, чтобы на равных с нами царапаться.
- Мы сейчас за стволами сгоняем и всех вас, нахер, рылом в землю положим.
- И знаешь, сколько тебе дадут? Впрочем, с твоей, парень, задницей тюрьмы не стоит особо бояться: в первый же день станешь Мисс Барака и заживёшь, как у Христа за пазухой – свободы не надо.
Лидер байкеров усмехнулся:
- Разговорчивый больно, как я погляжу.
- Это я просто объясняю, что проигравшими будут все – вы нам праздник сегодня испортите, мы вам всю оставшуюся жизнь.
Он демонстративно развернулся на месте, включив скорость и дав по газам. Не так умело, но тоже поспешно за ним последовали остальные.
Винокуров спросил:
- Они вернуться?
- А хрен их знает.
- О чём говорили, туды иху мать? – спросил Янковский.
- Штудировали уголовный кодекс. Кстати, за нецензурную брань в общественном месте знаешь, сколько тебе дадут?
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Когда темнота легла на землю, все изрядно осатанели – кто-то купался в холодной воде, кто-то плясал, кто-то боролся…. Дружинин измывался над шестистрункой, остальные над своими голосами. Ко мне подсел Винокуров:
- Ты, смотрю, крепок на выпивку.
- Это наследственное.
- Тогда будет тебе задание – за Ниной нашей присмотреть.
- Сбежит? Украдут? Нечиста на руку?
- Видишь, какие орлы ужратые, а у неё парень в армии – мой друг.
- Понял, начальник.
Я подсел к поварихе. Перекинулись парой фраз, и вот уже головка её затуманенная алкоголем у меня на плече. Заметил, как вскинулся Дружинин, и успокаивающий жест Винокурова – всё, мол, в порядке, ситуация под контролем. Нина то пела, то смеялась, меня тормошила:
- Спящий красавец….
Повесив на лицо полуулыбку хитрую, пыталась флиртовать со мной. И это понятно – по приказу Винокурова парни обходили её стороной, а тут морячок халявный (её слова). Умудрилась дважды поцеловать меня в щёку. Ну, а что? Люди всегда остаются людьми, хотя я не мастер описывать их – скажу лишь, что Нина была мила, умна, приветлива, и на неё в два счёта можно запасть. Что же касается особых примет, то у неё был шрам на щеке, который совсем её и не портил, а придавал разбойный вид, когда смеялась, или сочувствие вызывал, когда грустила.
Я особо за водкой не гнался – наливали, не уклонялся, но сам не просил, и к ночи оказался трезвее всех. Думал, с чего это мне пить в самом начале великой карьеры. Ниночке ответил:
- Знаешь, как французы говорят? Самая красивая девушка в мире не может дать больше того, что она имеет. А мне нужен целый мир.
Нина сообразила:
- Значит, ты только позволяешь себя любить? Бедные девушки!
Потом попыталась мной помыкать:
- Чаю налей.
Так ведь я старшина:
- Тадик, барышне чаю, шилом….
В отличие от многих из нас судьба не лишена чувства юмора и иронии, свойственен ей и сарказм. Приехали отдохнуть, а натрескались, как свиньи. Нина залезла в палатку – я следом, как было приказано. Вскоре мы уже спали под одним одеялом, сложив головы на один рюкзак. Толпа, потерявшая пределы стыда, начала уговаривать приглашенную повариху Таню – ну, дай, мол, чего тебе стоит. Той понравилась роль Клеопатры среди пресмыкающихся рабов - она объявила:
- О да, я согласна - не вправе отказывать в такую ночь. Но не всем же сразу, это ясно? Смотрины устроим – буду выбирать.
Выбрала Владимира Дружинина и стала капризничать:
- Здесь подглядывать будут - полезли на гору и там, среди эдельвейсов, я буду твоя. Там романтично!
Как сказал бы классик гусиного пера в такой ситуации: «Не ты грязна, грязны твои помыслы». Разделись, вдвоём переплыли речку, полезли на Синий Камень – крутую, высокую скалу, торчащую по-над берегом. Где-то у вершины Володя сорвался – кувыркался по крутому склону, ударился боком о пень, на нём и затих, отключившись.
Его потеряли. Потом нашли. Пока на верёвках подняли на Камень, пока спустили пологим склоном, через реку доставили – утро настало. Володя говорит - отлежусь. А потом начал стонать и кричать: почки отбил, а столь было выпито - надо, но не может сходить по нужде. Стали готовить грузовик в дорогу – растолкали шофёра полупьяного, в совок кузова постелили палатку, на неё одеяла, на них Дружинина. Девчата сели санитарками. Винокуров из кабины приказал:
- Собирайтесь домой.
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :chelo: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read:
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Клуб любителей исторической прозы
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    446 Ответы
    53905 Просмотры
    Последнее сообщение Гость
  • Клуб любителей научной фантастики
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    547 Ответы
    58487 Просмотры
    Последнее сообщение Гость