Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"Раскрутка

[sponsor=/4gr/mesto_120x20.png] Методы раскрутки себя и своих произведений
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Ай да, Антошка, сукин сын, загубил карьеру! Не сумел разглядеть во мне задатки великого разведчика, контрразведчика, на худой конец, сотрудника КГБ. Но это я в шутку, скорей с благодарностью вспомнил особиста погранотряда лейтенанта Антонова. Ещё думал, топая в деканат, что во всей этой истории с китайскими диверсантами осталось множество нераскрытых тайн – и одна из них – почему меня даже не допросили по поводу действий экипажа в момент задержания желтомордых и выхода из строя сторожевого катера. Возможно, в то горячее время не до меня было службам секретным – большие потери в личном составе, обезглавлен отряд и самоубийство капитана Тимошенко, начальника особого отдела. Может, сквозь пальцы посмотрел Антоха на мой скорый дембель похожий на бегство. А может, не знал? Да Бог с ними! Я ведь не в бегах, не скрываюсь, если виноват в чём – судите. А пока что… будем учиться. Но какова оперативность в конторе! Я ещё не студент, а досье на меня уже в институте. Да, с этими ребятами не соскучишься. И надо держать ухо востро.
Весь день ушёл на оформление документов и допусков. Напоследок Фаина Георгиевна сказала, что староста группы ДПА-130 живёт в общаге, зовут его Сергей Иванов. В комнате вместе с ним жили ещё два одногруппника – оба Андрея: один отзывался на Карымсакова, другой на Фролова. Четвёртым жильцом был Владимир Курочкин, как гласила табличка на двери, из группы ДПА-132. Я постучался и вошёл в комнату:
- Прошу добро.
Они пили чай. Я пробежался взглядом по лицам – ага, парень с симпатичным татарским лицом, наверное, Карымсаков, а остальные…. но я ошибся – это был Сергей Иванов. Он держался с уверенностью и достоинством старослужащего – первым пожал мне руку и присвистнул на иконостас наград:
- Что, больше нечего надеть? Так и будешь бренчать в институте?
- Сниму и срежу погоны, как только встану на учёт в военкомате, а ходить буду в этом, пока на гражданку не заработаю.
Сергей налил мне чаю в кружку, а Карымсаков (мы уже познакомились) уступил стул, пересев на кровать.
- Да, трудно тебе будет, дед флота советского, за два месяца группу догнать. Ну, ничего, поможем, чем сможем – я завтра поговорю с пацанами. Чем сможем…, - он повторил, а потом спросил. – Стипуху дали?
На моё отрицательное покачивание головой:
- И здесь поможем талонами на питание: группой скинемся – с голода не умрёшь.
Попив чайку, Сергей предложил мне сигарету, и все дружно пошли курить на лестничную площадку чёрного входа. Взглянув на меня поверх пламени спички, он спросил:
- Где служил?
- В 15-ой отдельной бригаде сторожевых кораблей и катеров – на Ханке, короче.
- А я в Омске, в ракетных войсках стратегического назначения.
Он снова подал мне руку, и я снова её пожал.
- Нормально служил?
Я промолчал. Разве значки на груди ни о чём не говорят?
Он понял по-своему.
- Земля вертится, время идёт. Нужно жить и забывать.
- Всё забыть? – спросил я.
- Служба хорошо вспоминается за бутылочкой, а в институте о ней лучше не думать.
Пожал плечами – тебе видней: ты проучился целых два месяца.
Но оказалось, что Серёга и на рабфаке проучился год. А поступал вместе со мною и вылетел в армию из группы ДПА-102, которая была на картошке, когда мы заливали пол бетоном общежития № 8 – так что до службы мы с ним могли, но нигде не пересеклись.
- Что, Дед (похоже Сергей придумал мне псевдоним), страшно служить на границе?
Реклама
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Да можно служить. Главное – не терять надежды дожить до смерти.
- Верно сказано! Может, по поводу? – предложил Иванов.
Я покачал головой:
- Нет. Сегодня надо хорошенько выспаться, а завтра на службу – мне надо осилить за два месяца программу четырёх.
- Ну и правильно! - Сергей хлопнул меня по предплечью.
Потом я вернулся в свою комнату, разделся, лёг, закрыл глаза и стал думать о завтрашнем дне – уходящий был через чур длинным.
И он наступил - день, который ничто не могло испортить. Над городом ещё было темное небо, но сам он сиял огнями витрин, фонарями уличного освещения, окнами многоэтажек, в которых просыпались люди, завтракали и спешили, на остановки, в учреждения и заведения, на заводы и в институты, в школы, ясли, детские садики. Суетливые челябинцы – мои новые земляки!
Думаете, я совершил подвиг, за два месяца догнав группу? Не знаю, может быть. Я не учился на ДПА ни дня, но некоторые дисциплины первого курса были те же, что и на стройфаке. Может быть, та память включилась и выручала меня – может, ещё что-то. Часто на лекциях я чувствовал - то, что читает преподаватель мне хорошо знакомо. Я точно знал, как надо выполнять практические задания, и от этого вдруг на душе становилось тревожно. Прошлое властно вторгалось в настоящее – нет, не ИСовское, а пещерное. Три года оно не беспокоило меня, а тут вдруг проснулось. При мысли о том, что однажды оно вернётся в меня окончательно, и я вдруг начну понимать птичий язык, а сам зарычу тираннозавром, меня охватывал дикий ужас. Мне вновь стали сниться диплодоки и прочие доисторические существа. Возможно, причиной тому были чудовищная усталость и постоянное напряжение, которые сводили с ума.
В группе встретили меня с недоверчивым удивлением и жалостливой благосклонностью. Что хочет этот моряк с Дальнего Востока? Будь он хоть четырежды старшина – институт это не линкор, здесь приобретают технические знания, а не корабельные навыки. Моя изнурительная погоня за уже освоенным ими не вызвала у одногруппников одобрения, но мне помогали.
Каждый день после занятий два-три человека приходили ко мне в общагу, и всем хватало работы. Кто-то методом сечения параллельными плоскостями проекций сопряжённых фигур находил линии их пересечения в моей рабочей тетради по начертательной геометрии – а потом объяснял мне на пальцах, как это у него получилось. Кто-то перерисовывал мне лабораторные по физике и общей химии. Кто-то навёрстывал техническое черчение. Самый умный из всех грамотеев Володя Булдашев занимался со мной высшей математикой. Причём, так – решали задачи к предстоящей практике, и если я что-то не знал, он не подсказывал, а быстро листал конспект или учебник и тыкал пальцем – об этом здесь почитай. И копились знания.
После десяти вечера парни уходили, а я ещё часов до трёх ночи корпел над конспектами в комнате для занятий. Каждый день, включая выходные, был заполнен тяжким умственным трудом и беспредельной жестокостью к организму – спал я не более четырёх часов. Господи, было же время, когда мы дрыхли сверх всякой нормы – только не выспишься впрок даже на месяц вперёд.
В столовой питался на талоны, которые выдавались в группах на бесплатный обед – а я на них ещё и ужинал, и завтракал, добирая разницу булочками и пирожками к вечернему чаю. Угощал ребят, а они меня деликатесами, которые привозили из дома. У меня на такие круизы совершенно не было времени.
Парни в комнате скептически хмыкали на мои титанические усилия в борьбе с собственной необразованностью.
- Тебе оно надо – всё знать? Есть ведь шпоры…. Ты раньше в могилу себя загонишь, чем до сессии доживёшь.
Я пожимал плечами:
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Если умру, то молодой и красивый.
Олег сыграл свадьбу (без нас, забыв даже о мальчишнике) и переехал к жене, не выписавшись из общежития. На его место нелегально подселился Шурик Силинский – друг и одногруппник Володи Бокова. С его появлением у нас в комнате участились застолья. Впрочем, трезвенник и спортсмен Сазиков привёз из дома коньки и уходил в такие часы на каток. Я – в комнату для занятий. Но однажды не успел ….
- Слышь, мореман, выпей с нами, - прозвучало почти угрожающе. – Что ли не уважаешь? Мы ведь тоже служили – не ты один.
Их было шесть человек за столом – двое наших и гости.
Напряжения не хотелось. Я взял в ладонь полстакана водки.
- Молодец! Закуси.
Взял и бутерброд с колбасою.
- Учи, не учи, - поучали меня подвыпившие второкурсники, - всё равно без шпор не пойдёшь на экзамен. Так что…. А давай за службу. Вот где было хорошо!
Ещё раз приняв «на грудь», я начал подвывать со своей кровати, листая конспект:

А приказ приближается – это можно понять
Старшина всё старается нас на камбуз загнать….

А за столом уже пьяный базар:
- Ссстараешшшьссся, ссстараешшшьссся, а на экзамен придёшь, а там – бац! - такой плевок в душшшу….
- Учти, мореман: хороший студент – хороший инженер, а плохой – главный. У тебя голова на плечах есть?
- Ну, как бы да.
- А почему ты ею не пользуешься по назначению? Учти, мореман, то, что ты сейчас зубришь, в жизни не пригодится, потому что выпускники ДПА по специальности не работают никогда: только директорами, но широкого профиля – от Успенского кладбища до ресторана «Арктика».
Заниматься уже не хотелось. Думать тоже. Но привычка, как известно, вторая натура, и я листал конспект, вслушиваясь в разговоры подвыпивших коллег.
Вошли две девушки с журналом санитарного состояния комнат.
- Что это тут у вас? Ага, пьянка! Ну, всё мальчики, ставим «банан».
- Ну, что вы, девчата, разве мы пьём? Всего пару рюмок – первую и несколько вторых.
Боков кинулся их уговаривать и, кажется, в коридоре уговорил. Вернулся:
- Прикалываются: староста этажа – парень. А вообще-то это они на тебя, Анатолий, пришли посмотреть. Такая популярность у женского пола, а ты зубришь вечера напролет. Или ты избегаешь их по другим причинам?
И пропел:

Время идёт – забывать о том нельзя
Нужно прожить нашу молодость не зря….

Силинский:
- Ну, так верни их обратно – сейчас мы им старшину на блюдечке подадим, голенького….
Собутыльники заинтересовались:
- Ты что, как дембельнулся, нигде, никого, ни в какую щель?
Я промолчал, вспоминая.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Солнце пронзительно светило в прозрачном воздухе, выбивая лучами искры из белого праздничного убранства деревьев за окном. Декабрь, и уже в аудиториях припахивало Новым Годом.
Физик охлопал ладони от мела:
- Успеваете записывать?
- Успеваем.
Передали записку: «Мы с подружкой поспорили – какой ветер моряки считают самым благоприятным?» Предлог познакомиться и встречаться? Эх, прекрасные вы мои – не до вас сейчас, и я написал: «Который юбку выше задирает».
Парни посидели еще, и ушли в парк догоняться пивом. Звали меня….
На румяных боках облаков ещё догорал закат, но на улице уже зажглись фонари. Я с ненавистью задёрнул шторы и, не раздеваясь, завалился на нерасправленную кровать. И зачем только Господь придумал женщин?
Завтрашний день обещал быть трудным. Как, впрочем, и все дни подряд. А может, устроить себе выходной? Сходить куда-нибудь, расслабиться, отдохнуть…. И непременно с девушкой. Выходной, чёрт бы его побрал! Мне, организму, моим мозгам нужен отдых – ибо этот вечер на выходной не тянет. И ещё – сильно хотело напиться. Наверное, я алкоголик. Или параноик. Или…. Надо спать.
…. Мы целовались у реки – мой посох Хранителя, её мешочек из шкуры енота для женских дрючек валялись подле. Над нами ярко светила луна.
- Эола, мне нужно идти на лекцию, - тихо я произнёс, с трудом отрываясь от её губ – и ненавидел себя за то, что должен был это сказать.
- Иди, - сказала она, но не отпустила меня из объятий, а наоборот, прижалась ко мне и закрыла глаза…. Долго молчала, потом сказала, - Хранитель, не уходи…. Только не смейся…. Я темноты боюсь. Всё время кажется, что….
Я поцеловал ее, и…. дальнейшее касается только нас двоих….
В декабре жизнь моя несколько утряслась. Вернее, в ноябре я ещё носился, как угорелый, пытаясь заполнить все бреши от пропущенных занятий, но потом понял, что восполнить весь объём упущенных знаний всё равно невозможно, и сосредоточился на текущих. Вообще, жизнь студенческая стремительна – вряд ли найдётся такой гений, который смог бы приобретать знания ещё быстрей. По крайней мере, я на такого не тянул. Но старался. Кое-что у меня получалось, а многое нет. Что изменилось?
Во-первых, стало заметно, что некоторые мои коллеги о пройденных материалах мало что помнят, плохо разбираются в них или вообще ничего не поняли, но на что-то надеются. Это меня успокоило.
Во-вторых, шпоры, шпоры – со всех сторон мне твердили – шпоры выручат из любой ситуации. Можно, говорили, даже не учить, и приводили примеры. Это меня расхолаживало.
В-третьих, я явно переусердствовал в погоне за знаниями, истощил свой закалённый военно-морской организм и ни о чём кроме сна более не мечтал. Вслед за усталостью подкатило равнодушие. Готов был плюнуть на свой жёсткий режим, выспаться, выпить и поволочиться за девушками, если бы не Пим Дырявый. Я просто наяву видел его ухмыляющуюся физиономию, как он подписывал приказ о моём отчислении – а я, мол, что говорил? Нет, уж, дудки! Такой радости я тебе, Валенок Изношенный, не доставлю. И мучил себя над конспектами до трёх часов ночи, всё более теряя вкус к жизни.
В-четвёртых, на меня смотрели, как на маразматика – никто не восхищался моим усердием и первыми успехами (а как же без них!). Наоборот, все ждали, когда я сойду с ума, и меня можно будет кормить сигаретами, или вешать плакат на спину «Дайте пинка деду флота советского». Я это чувствовал, но к толпе не ластился – салажня, много они понимают в настоящем морском характере.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

В-пятых, мне не могли простить равнодушия к женскому полу. Не было его, но разве всем объяснишь? Сначала прекрасная половина (так говорится, на практике – едва ли десятая часть всего поголовья) терзалась любопытством, потом ненавистью (чувство сродни любви), потом презрением – пустили слух, что я голубой. Успокоились на негативных последствиях службы на атомной подводной лодке и перестали доставать анонимными записками подобно той, о которой я уже говорил.
Ну и в-шестых…. жизнь продолжалась, и нужно работать.
Губу обратно закатай – девчонок ему захотелось! Это я ругал свой организм, волокший моё невыспавшееся тело на первую пару к 8-00.
Ах, так! – взбрыкнул он.
И что ты мне можешь сделать?
А хочешь, штаны тебе обделаю? Вон на те ножки посмотри.
Я вспомнил, в Анапе такое бывало – на первый этаж учебного корпуса заходили девчонки с гражданки, пообщаться со знакомыми курсантами через перила. С такими коленками (я о девчонках)…! Хватало одного мимолётного взгляда - пока до четвёртого (где был класс самоподготовки) этажа доберёшься, не только у меня случался конфуз.
Слушай, перестань, а. Веди себя прилично.
А хочешь, всем бабам покажу, что ты о них сейчас думаешь.
Не поверят – они считают меня голубым.
Или подводником – а я их моментом разубежу.
Чтобы отвлечься от тревожащих мыслей, решил заговорить организму зубы – я знаю, почему ты такой противный.
Ну и…?
Заклинающую зверей помнишь? Вот эта старуха в тебе сидит.
Кажется, умолк, удивлённый.
А я уже в аудитории, и всё внимание человеку за кафедрой….

2

Сергей оглянулся от дверей, прошёлся по фигурке Клары Оскаровны взглядом профессионального растлителя, подмигнул (ну, не ей, конечно) и вышел. Плюснина подсела ко мне:
- Теперь с вами…. Что мы имеем?
Иванов дождался меня в коридоре:
- Как она тебе, Дед?
- Милая женщина.
- А ты заметил, как она покраснела, когда сказала про девятилетнего сына?
Я промолчал, но подумал – почему ты-то не покраснел? А сказала она про сына следующее:
- Мой девятилетний сын разбирается в аналитической геометрии лучше вас, Иванов.
- Ну, как? – это он теперь про зачёт.
- Допустила, но сказала, что векторной алгеброй будет заниматься со мной после сессии на каникулах.
- Ты уж не теряйся, - вздохнул Иванов. – Тётка незамужем.
Потом встрепенулся:
- Ты сейчас куда?
- Тридцать первое декабря! Куда спешат все добрые люди? Конечно, домой, за стол, как любящий сын примерных родителей. Вообщем, на электричку и в Увелку.
- Нет, Дед, постой – ты мне здесь нужен, причём позарез.
Я возмутился:
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Серый, я три года не был дома, после дембеля только три дня, потом сразу сюда и опять на два месяца. Да они там с ума сходят – ждут, не дождутся.
- И ты меня бросишь? Между прочим, сам заварил….
Вот он о чём. Случилось нам с ним как-то выпить – гитару в зубы и на второй этаж. Субботний вечер – общага полупуста, а в комнате 228 жили две первокурсницы – Света (из нашей группы) и Ленка (с гидравлики). То ли Светка Серёге, то ли он ей строили глазки на лекциях, а тут такой случай…. Короче, пошли женихаться. Добавлю – у Серого прекрасный голос и отличный аккомпанемент на гитаре.
Светка вышла:
- Мальчики, к нам нельзя.
- А что так? – Серёга насупился.
- Пришли земляки Ленкины с четвёртого курса, сидят, пьют вино.
- Сколько их? – это я.
- Четверо.
- Пригласи-ка хоть одного.
Вышел Валерий Железнов – парень не только из того же Миасса (город такой), что Серёга, но из одной школы и одного с ним класса. Впрочем, это для информации – разруливал я.
- Слушай, братишка, у вас пять минут, чтобы с достоинством уйти через дверь – по истечении этого срока, я вас повыкидываю в окно.
У меня под галанкой тельник, и я стучал пальцем в железновскую грудь.
Он вернулся посовещаться, и, посовещавшись, вчетвером покинули комнату раньше указанного срока.
Потом у Серёги был с ними конфликт в электричке – тогда он отбился, но его предупредили, что нанесенная обида смоется только кровью. У нашего старосты два хвоста по зачётам, и ему не до Нового года в родительском доме – надо готовиться, надо сдавать – третьего января уже консультация на первый экзамен. Короче, Серый завис, остаётся в общаге и приглашает разделить с ним компанию. Что там затевает Железнов, одному ему известно – то ли уедет домой, то ли нет, и заявится к Серёге с требованием сатисфакции.
Придётся остаться.
- Слушай, а девчонки в общаге?
- Зайдём, узнаем – если здесь, пригласим.
Серёга опять о своём:
- Когда мы с Оскаровной рядом сидели, по-моему, неплохо смотрелись, а?
- Серый, ты маньяк.
- Я всего лишь ищу судьбу. Ну и что, ребёнок девяти лет – главное, мама симпатичная, и хороший человек.
Я вспомнил тот вечер в комнате у девчонок. После ухода четверокурсников, мы играли в фанты – Серёге спеть, Светке сплясать и вдруг…. Ленке поцеловать Анатолия.
Мы одновременно повернулись и уставились друг на друга. Чёрт! Меня кинуло в жар, потом голова закружилась. Она неуверенно шагнула ко мне. Я обнял её, но не спешил целовать – уткнулся носом в роскошные волосы, вздохнул всей грудью восхитительный запах…. Как объяснить то, что между нами возможно сегодня произойдёт?
- Лена, я… люблю тебя.
Она подняла на меня огромные глаза, и наши губы встретились.
Я проснулся оттого, что шевельнулась Лена. Открыл глаза. За окном уже брезжил рассвет – наверное, девятый час. Девушка доверчиво прижималась ко мне, щекоча ресницами шею. Я осторожно погладил её по пушистым волосам, разметавшимся по подушке. Разве можно обидеть такую девчонку? Всё равно, что поймать бабочку и оборвать ей крылышки.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Ты не в обиде?
- А ты?
Ничего между нами не произошло – были только объятия и поцелуи.
- Не надо, - сказала она, и мне этого хватило, чтобы не переходить границы, очерченной резиночкой её трусиков
А Серый нападался с кровати – Светка тоже не уступила.
- Слушай, если Ленка сегодня напьётся, она надаёт мне по шее – ведь я ей тогда в любви объяснился, а после ни разу не подошёл.
- Да, Дед, плохи твои дела - такое девчонки никому не прощают. Впрочем, их иногда трудно понять – очень они странные, загадочные и нелогичные существа. Сначала рыдают, что мы их не любим, а потом скандалят, когда подходишь, и прогоняют.
- А у тебя со Светкой как?
- Да никак. Я ей сказал, что без секса никаких отношений.
- А она?
- У неё глазки на мокром месте - она думала, мы с ней под ручку будем ходить в кино. Детский сад, короче.
- Ну, подружил бы для начала….
Иванов категорично:
- Дружбы между мужчиной и женщиной не бывает.
И я поменял разговор:
- Слушай, если их будет толпа, ты не лезь – я знаю, как с этой братвой обращаться. Если не осажу, вызову Железяку один на один и так начищу ему пятак, что другим не захочется драться.
- Ты, Дед, действительно такой крутой?
- Запомните, рядовой - когда русский воин бьётся за правду он патологический герой. А где машутся моряки — там вообще посылайте за плотником.
Был полдень, когда мы покинули институт – до Нового года двенадцать часов.
Серёга пожал мне, прощаясь, руку:
- Давай, подгребай к нам часиков в восемь. Ты сейчас спать?
Не мешало бы выспаться в уходящем году. Но и долги ещё не все розданы – зачем они в новом? Прыгнул в троллейбус и покатил на улицу Доватора по врезавшемуся в память адресу.
Иногда судьба сама улыбается: встретил Афоничкина у подъезда его дома, под руку с девушкой – не убежать, не отбрыкаться.
- Ну, здравствуй, дорогой!
Он ко мне обниматься, а я его кулаком снизу в челюсть - тресь! – не сильно, не до смерти, чтобы очухался.
- Помнишь, гнида, должок?
Афоничкин сплюнул кровь от прикушенного языка.
- Что тебе надо, чтобы ты отстал?
- Тельник с начёсом, который украл, или пять минут драки.
- Хорошо, - согласился Афоничкин.
Я его девушке:
- Засекайте – через пять минут верну вам вашего кавалера или то, что от него останется.
- Я сейчас в милицию позвоню, - обеспокоилась она.
- Не надо, Соня, это наши дела, - он снял шапку, шарф, куртку и отдал ей.
Афоничкин ринулся на меня сломя голову – глупец, на что он рассчитывал? Драка – это не просто удары руками, ногами или головой, это очень красивый танец, в котором надо больше думать, чем двигаться. Эмоции должны остаться за кругом – они мешают сосредоточиться, а значит, надеяться на успех.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Этот поединок – хоть я на него и не особо-то рассчитывал – прокручивал мысленно много раз. Но вот чего не ожидал, так это свидетеля в лице милой девушки. Я знал, что Афоничкин подлец, помнил, что его следует наказать, но если бы в подобной ситуации встретился он мне с ребёнком, и малыш попросил: пожалуйста, не трогайте моего папу – как бы я поступил? Не правда ли идиотские мысли приходят в голову, когда кулаки свистят у косицы?
Я тянул время – у меня не было злости, и смущала девушка, поглядывающая на часы. Наверное, она думала – то, что мы делаем в порядке вещей у бывших морских пограничников. А я не знал, как закончить драку. Раньше знал, а теперь нет – все планы мне эта Соня спутала. Может, с Афоничкиным поговорить? Дать ему срок – пусть тельник вернёт, да и забыть все эти дела. Пусть он меня убедит, что изменился – любовь его сделала порядочным человеком. Вот как Курносого…..
Он ведь искренне шёл ко мне обниматься – думал, что сослуживца увидел, а я его по морде кулаком – бац! Сейчас у него уже был подбит глаз (белок красный, как у вампира), течёт кровь из носа и рта, а меня он ни разу и не достал – я даже не запыхался, и думал об эффектной концовке. Руки-ноги-шею ломать ему желания уже не было, как и устраивать сотрясение мозга. Так что же с тобою делать, Афоничкин? Обида в прошлом, мы в настоящем…. Простить, тебя, тварь?
Призадумалавшись, утратил бдительность, и один раз он таки меня достал. Я облизнул разбитый уголок рта и отступил на пару шагов:
- Ладно, давай поговорим.
Девушка вмешалась:
- Ребята, время…. Вы сказали пять минут.
Афоничкин повернулся и пошёл одеваться. Я остался на месте:
- И ничего не скажешь?
Он натягивал куртку:
- Да пошёл ты….
- Слава Богу, - проходя мимо, я бросил девушке, - не мне быть его женой.
Она не осталась в долгу:
- Бог, когда мужчин создавал, не очень тщательно выбирал материал.
Наверное, она была очень умна, и Афоничкин её устраивал таким, каким был. Или что-то обо мне имела в виду?
Остаток дня я проспал. А после шести общага загудела – на всех этажах чадили кухни подгорающим маслом, засновали разнаряженные девчонки, звенела стеклотара в пакетах у поднимающихся по лестнице, и на входе городские ругались с вахтёром. В каждой обитаемой комнате накрывались столы. В восемь часов на втором этаже в телезале грянула дискотека. Все веселились и праздновали наступающий Новый Год.
- Что невесёлый? – встретил меня Сергей Иванов.
- Уже где-то отметился, - заметил Курочкин припухший уголок моего рта.
- А пусть не лезут.
- Мы победили? – спросил Сергей.
- Увы, старый, ничья.
- Ну что? – предложил Иванов. - Метнемся к стаканам?
И царственным жестом указал на стол. По студенческим меркам он вполне был приличным, разве что салфеток не хватало, а так было всё – вилки, стаканы, закуски, выпивка и кастрюля варёной картошки. Ждать было некого, а нас было трое – Володя Курочкин не поехал в свой город Свободный Амурской области. Нет, был ещё телевизор, который обещал культурную программу праздничного вечера. Да ещё Железнов где-то с компанией….
Празднество началось. Сергей предложил:
- За наступающий!
Выпили.
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

- Внизу танцы - пойдём?
- Ага, из меня балерина….
- Девчонки здесь?
- Светка здесь, Ленка уехала.
- А Железнов?
- У него в комнате целая компания городских парней.
- Может, закроемся? – предложил Курочкин.
Мы с Серёгой в один голос:
- Ну, уж нет!
- Тогда не перебирайте, чтобы быть в форме.
- Ты что, боишься ужраться с банки пива?
- И литра водки…, - проворчал Курочкин.
Но сосед по комнате его не одобрил:
- Ты, Вован, забыл бессмертные слова великого поэта - и долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я литрой пробуждал...
Голова кружилась, я жевал бутерброд, смотрел на экран телевизора, и мне было всё равно – пусть начинают, а мы закончим - устроим четвёртому курсу Варфоломеевскую ночь. Кстати, для меня тоже не чужому. Меня ещё помнили ребята в группе ДПА-401. Они и сказали, что Железнов дерьмо ещё то – с ним надо быть осторожнее.
- Будем! – мы сдвинули стаканы.
- Любовь – это шизофрения, - неожиданно заявил Серёга, жуя селёдку.
- То есть?!
- Да потому что она никогда просто так не проходит – вечно с какими-нибудь катаклизмами, а, то и с летальным исходом.
- И часто эта шизофрения на тебя находит?
- Упаси Бог! Боюсь больше триппера.
- А Клара Оскаровна?
- Ну, ты, Дед, как лох. Умна, красива, есть квартира…. Мальчишка маленький – привыкнет.
Я поддержал его мысль:
- Зачёты с экзаменами в кармане. На втором курсе разведёшься и женишься на сопроматичке.
- Правильно мыслишь, - Сергей потянулся к трёхлитровке с пивом. – Всем наливать?
- Ну, жорево с поревом – это понятно. Не понятно – зачем жениться?
- Я же порядочный человек.
Мы весело расхохотались получившейся шутке. Праздничный вечер!
Иванов снова вернулся к теме:
- Нет, мужики, к чёрту душу, жениться надо на теле – красота увяла, и любовь прошла без разрушительных последствий.
Вова поддакнул:
- Остались привычка и семья.
И я влез с вопросом:
- Серый, слабо на Светке жениться?
Иванов пренебрежительно:
- Ага, невеста без причинного места.
- А что ж ты тогда к ней лез?
- Я что ли? Это мой пенис – лезет, собака, куда попало после первой же рюмки водки. Нет, Дед, счастья на Свете.
- Это как у попа – все молитвы о том, что ниже пупа.
Допив из стакана пиво, Иванов поменял застольную тему:
- Дед, а ты как любишь трахаться – сверху, снизу, сзади, спереди? Или как?
Гость
 Re: Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"

Сообщение Гость »

Вот вопросик! Не отшутишься.
- Я, Серый, девственник.
У Иванова челюсть отвисла.
- Врёшь! Что, нигде, никого, ни разу?
- Да было пару раз. Но ощущение после – будто меня самого отымели.
Серый неожиданно согласился:
- Да-а, это как повезёт – всё от бабы зависит.
Потом взял гитару:
- Споём, братва!
И запел:

Срок прошёл двум армейским годам
И теперь по домам, по дома-ам…
На вокзалы, в порты, на маршрутном такси
Покидают Сибирь старики….

Потом добавил не в мотив:
- Да, служба, Дед – вроде отвратна, а тянет обратно….
Настало время покурить.
Между этажами на лестничных площадках чёрного хода стояли старые кресла из телезала – сколоченные в ряд. Мы присели, закурили. Девчонки шмыгали по ступеням вверх-вниз в коротких юбчонках, предлагая бесплатный стриптиз. Нет, друзья, это непохабно – рассматривать стройные ножки до самого основания. Сердечно и мило, с любовью к процессу – это как живопись в картинном зале: круглые ляжки по-зимнему белые, незагорелые на фоне подолов.
Проводив очередную взглядом, Серёга спросил:
- Знаете анекдот про училку, наклонившуюся за мелом?
Не стал рассказывать, напрягся, услышав новый перестук каблучков. И когда дивное видение упорхнуло в коридор четвёртого этажа, произнёс:
- Как на Западе-то хорошо – уплатил девице, и айда, пошёл.
- Такие и у нас на вокзале водятся, - высказал своё мнение Курочкин.
Но Сергей его проигнорировал:
- Знаешь, Дед, почему они так одеваются? Чтобы их хотели. Я хочу – почему не дают?
- Наверное, приглядываются.
Иванов критически осмотрел меня:
- Дед, тебе срочно надо менять прикид. В таких клешах тебе даже баба-яга не даст.
Я посетовал:
- Денег нет, и времени нет заработать. Может, после сессии…
- Тогда постись, - Иванов улыбнулся, - рыцарь без страха и порока.
- Ты анекдот хотел рассказать про училку, - напомнил Курочкин.
- Да он не смешной. Пойдём за стол – представление кончилось.
Да, что-то застопорились девичьи миграции.
В комнате Серёга принялся разливать:
- Кто за ляжки, а мы за фляжки. Чем бабы думают, а? Такие парни пропадают без ласки.
Курочкин глубокомысленно сказал:
- Учёными доказано, что мысль мужчины возвращается к теме секса в среднем каждые сорок пять секунд, а женщины….
Иванов, который об этом думал всегда:
- Они вообще о нём не думают – жилят, стервозы!
Отхлебнув пивка, Сергей указал на меня пальцем:
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :chelo: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read:
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Клуб любителей исторической прозы
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    446 Ответы
    54150 Просмотры
    Последнее сообщение Гость
  • Клуб любителей научной фантастики
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    553 Ответы
    59198 Просмотры
    Последнее сообщение Гость