Клуб любителей научной фантастикиРаскрутка

[sponsor=/4gr/mesto_120x20.png] Методы раскрутки себя и своих произведений
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

Вернулась через час с голубым стеклянным глазом от Масяни – полутораметровой куклы, рекламирующей бытовую химию у входа в магазин – и тюбиком клея «момент».
- Это зачем?
- Пальцем собираешься держать?
Помазав клеем око лупоглазой зазывалы, Кащеевна вставила его во вмятину моего лба. Отошла на шаг, склонила голову.
- Тебе идёт.
- Надолго присобачила?
- Отвалится, лишь кожа отомрёт.
Взяла меня за руку.
- Здесь барминам не место.
Мы прошли вглубь церковного двора, оккупировали пустующую беседку. Кащеевна подвязала мне пандану и распустила закатанные рукава.
Осмотрев критически:
- Какой же ты бармин? Вылитый Будулай, цыган из фильма. Пошла я зазывать.
И утопала, скрипя песком посыпанной дорожки.
Не похож - много ты понимаешь в целителях индийских, браминах. Попытался настроиться, чтоб соответствовать. Но в беседке, увитой плющом, было прохладно. Снаружи плавился день, журчал фонтанчик, и в кустах ссорилась малиновок чета.
Слипались веки, я подумал, не прилечь ли на скамью. Мне нужно отдохнуть. Пару часиков живительного сна - головокружение отступит, улетучится и тошнота….
Тут снаружи шаркающие шаги, голос Кащеевны:
- Проходите, бабушка, - бармин вас ждёт.
Старушка маленькая, опрятненькая, со скромною улыбкой и добрыми глазами – Божий одуванчик. Грех врать такой.
- Садитесь, - указал напротив место. – Как вас зовут?
- Антонина Васильевна, - голосочек у старушки детский.
- Положите на стол руки, Антонина Васильевна, ладонями вверх. Глаза закройте.
Обратил пандану в паранджу, потёр ладони – ну-с, приступим. Накрыл её ладони своими, закрыл глаза.
Надо что-то врать. Всевышний, вразуми!
Будто в ответ на обращение моё где-то чуть выше переносицы в черноте закрытых глаз зажёгся светлячок. Какие-то замельтешили линии, круги изгибались в эллипсы. Потом всё упорядочилось в узнаваемую картину. Это….
- Кровеносная система у вас в порядке, и кровь хорошая, и сердце, как часы, работает без перебоев. Долго жить будете, Антонина Васильевна.
Картинка поменялась.
- Лёгкие чисты. Кишечник и желудок – всё у вас в норме. Не износились, ваши органы. Зачем ко мне пришли?
- Сыночек у меня в тюрьме сидит. Пришла спросить, дождусь ли. Вернётся он ко мне после отсидки или опять с дружками завихрит?
Вот чёртова макумба - чего там наплела? Ведь русским языком сказал – целитель я, брамин из Индии.
- Я вас, Антонина Васильевна, внутренней энергией сейчас снабжу, чтоб сына дождались. И письма ему шлите бодрые – объясните: жить можно и судимому, главное знать для чего.
- Руки у него золотые, - лопотала старушка. – За что не возьмётся, всё сделает. Ой! Чтой-то ваши руки горячие такие ….
Получилось! Я ведь лишь подумал о внутренней энергии – не плохо бы…. Стало быть, действительно могу целить людей. Ай да «подставка для чернильницы»!
Вернул на лоб пандану.
- Глаза откройте.
Старушка засуетилась, достала в узелок завязанный платочек.
- Чего я вам должна?
Реклама
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

- Ничего. Копите деньги на посылку сыну.
- Я заново как будто родилась, такая бодрость, - развязала узелок, из комка купюр, серебра и меди извлекла смятую десятку, с мольбой взглянула. – Хватит?
- Хватит, - я пожал ей пальцы. – Спасибо.
Антонина Васильевна ушла. Кащеевна пришла, кивнула на мятую десятку.
– И всего-то?
- А ты ищи клиентов побогаче.
Следующая пациентка по всем приметам при деньгах была. Упитанная и жаловалась на полноту.
- Уже не знаю, какому идолу молиться – все испробовала диеты, целое состояние извела. Что посоветуете вы?
- Я вас изящной сделаю, сколько заплатите?
Толстушка поджала губы:
- А вы, сударь, не шарлатан?
- Вы кем работаете?
- Работала бухгалтером, сейчас своих торговых точек сеть.
- С компьютером, стало быть, знакомы. Наш мозг, он тот же комп, и если с нами что-то происходит, то первопричина в нём – где-то что-то глючит. Сейчас я вас перепрограммирую, и будете вы есть хотеть ровно в таком объёме, который требуется для поддержания изысканной фигуры. Сколько заплатите?
- Вы программируйте, я решу.
- Положите руки на стол ладонями вверх, глаза закройте.
Опустил пандану на низ лица, накрыл ей щупальца своими.
Вот она, святая святых – хранилище человеческого мозга. Вот и он, самый наисложнейший в мире механизм. Какая тут ячейка вас, мадам, заставляет обжираться? Нет, методом тыка, пожалуй не найти – нужна система. Представь себе пончики в меду, балычок осетровый, грибки в сметане жареные….
Ага, вижу активность нейронной в связке. Ну-ка, ну-ка…. Ну, зачем же напрягаться? Добрый доктор Айболит никому не навредит….
Неспешное ковыряние в клетках чужого мозга было кошмарным образом прервано церковным перезвоном. Пациентка моя прянула в сторону.
- У вас, у вас…. – она пятилась, указывая пальцем на мой лоб, – там светится.
- Это глаз Шивы. – Я прикрыл его панданой. – Сядьте и успокойтесь – сеанс ещё не завершён.
- Не надо больше ничего, – она извлекла из ридикюля и бросила на стол банковский билет достоинством в тысячу рублей. – Спасибо.
И ретировалась.
Светится…. хм. Почесал масянин глаз сквозь материю. Этого ещё не хватало – чтобы организм срастался с инородным телом. Мало мне лишней дырки в голове….
Явилась Кащеевна, цапнула купюру со стола.
- Ты сущий клад, буржуй! И бить не будут?
- Не будут. Хватит на сегодня?
- С лихвой.
- Я не о деньгах. Может, пойдём на базу?
- Пойдём сначала хавчик наберём.
И накупили – шесть пакетов со всякой снедью.
- Не понесу, - я заартачился. – Меня и так швыряет.
- Миленький, два с булками мешочка, - уговаривала Кащеевна. – Тебе же падать мягче будет.
- Зачем столь водки набрала?
- Да разве ж это много – так на полдраки.
- Так вы ещё дерётесь?
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

И подрались…. Сначала сидели, ели, пили, потом только пили. Я всё пытал, когда же главную обсудим тему? Не мельтеши, успокаивали, на трезвую голову плохо думается. На пьяную, оказалось, не о том. Сели в карты играть на ту мелочь, что днём раздобыли в городе. Заспорили. Звонарь вдруг Упыря схватил за каштановые космы и другой лапищей – бац! бац! – по морде. Прочь оттолкнул, и Ванька угодил задницей в костёр. Некоторое время дёргал конечностями, пытаясь подняться, а потом как взревел, как вскочил и бросился на Фильку. По дороге зацепил трактирщика, и покатились с ним кубарем. А штаны на заднице уж дымом занялись. Уч-Кудук хотел было залить, да получил такого пинка в пах, что плеснул воду на дерущихся и принялся охаживать их котелком. Вскоре равнодушных не осталось вовсе. Притопала Кащеевна, отходившая по нужде, полюбовалась на клубок запутавшихся тел и сверху навалилась.
Вопли послышались:
- Ай, падла, не кусайся!
Я прочь побрёл. Мне надо отоспаться.
Наверное, привыкать стал к запаху падали и нечистот. Проснулся ранним утром бодрый, полный сил – лёгкие с упоением пили воздух и готовы были разорвать грудную клетку. Вчерашних хворей след простыл. Надолго ли?
Вода в ручье была холодной ровно настолько, чтоб освежить. Тело взбодрилось, стряхнув остатки сна. Голова ясная и никаких симптомов вчерашних каруселей. Кажется, слух прорезался и зрение вернулось. Может, и вмятина во лбу когда-то зарастёт?
Потрогал Масянин глаз – ты ещё здесь? Крепко сидит – видать, надолго.
Будущие мои подельщики тоже поднялись – сгрудились у костра, отдавая дань похмелью и утренней прохладе. Заваривали чефир в котелке и переругивались, выясняя зачинщиков вчерашней потасовки.
У Ваньки Упыря от огня пострадали не только штаны, но и задница. Теперь лежал на животе и матерился, постанывая.
- Что твои слюни? Мази надо. Сгоняй-ка в город, загляни в аптеку, чего-нибудь да принеси.
Кащеевна плевала ему на голые ягодицы, а потом вылизывала языком, в перерывах убеждая:
- Заживёт, как на собаке – первый раз что ли.
- Ты как, буржуй? – меня заметил Уч-Кудук.
- Нормально, - присел я к Упырю. – Больно? Ладони покажи.
- Ты ещё…, – окрысился погорелец.
- Боль сниму, а может, и подлечить удастся.
- Не артачься, Ваня, - Кащеевна вмешалась. – А то, как пну….
- Закрой глаза, - сказал я Упырю и сам закрыл.
Вот он, упырёвский мозг …. Господи! Сколько здесь хлама! Клетки пропиты ядом недоверия, ненависти и презрения. И трусость тут, и подлость, и жестокость. Чистить основательно тебя, приятель, надо. Подобрался к чувствительным нейронам.
- Зашибись, - млеет Упырь. – Кончай, буржуй, кабы не стало хуже.
- Заткнись!
Программирование на скорейшее заживление пострадавших тканей беспардонно прервала Кащеевна. Подкравшись сзади, она сдёрнула пандану.
- Смотрите! Видите? Он светится.
Бичи вытянули лица на светящийся в полумраке цеха Масянин глаз.
- Как тебе это удаётся? – удивился Уч-Кудук. – Можа ты и впрямь ненашенский?
- Легко, - сунул руку в костёр, выдержал паузу, вынул, вытер, показал – ожога нет.
- Да ты, приятель, робот, - присвистнул Макс.
- Вот если б хрендель у тебя работать мог, - посетовала Кащеевна.
- Что-то здесь не вяжется, - покачал лысой плоской головой Свиное Ухо. – С такими способностями…. Скажи, что в доме прячешь? Зачем нас на разбой зовёшь?
И я сказал:
- Аппарат там, прибор связи с моей планетой. Если добудем, каждого сделаю счастливым. Обещаю.
- Как выглядит, твой аппарат?
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

- Вместе пойдём – я не ошибусь.
- Ну, вот что, - Уч-Кудук прокашлялся. – Обстоятельства меняют диспозицию. Опять в разведку мы пойдём. Прибор счастья это не дрёбанные баксы – быть ошибки не должно. Понаблюдаем за усадьбою с задов – что да как. Как хозяев обмануть, извести собаку.
- Я знаю как, - Афганец встрепенулся. – Вечером всем покажу.
С собою Уч-Кудук взял трактирщика и Филю Звонаря. Меня пытался к делу приструнить:
- Ты бы пока сходил с Надюхою в церкву – глядишь, опять чего сварганили на вечер.
- Нет, нет и нет – никаких пьянок, пока дела не сделаем. Добудем прибор счастья, каждый день будете хмельными и с похмелья не болеть. Да и мне надо отлежаться – не дай Бог, голову снесёт да ещё в момент неподходящий.
Последний аргумент бичи убедительным сочли. Трое разведчиков в город ушли, Афганец на свалку, Кащеевна на трассу - собирать дары.
- Иван, - в костёр подкинул и прилёг, - почему тебя прозвали Упырём?
- Это ещё в детском доме. Мы пацанами, как спать ложились, страшилки всякие брехали – про упырей и вурдалаков – кто что знал, или придумать мог. А я рассказывать не умел, и надо мною все смеялись. Зря ржёте, говорю, я всамоделишний упырь – пока храпите, кровь из вас сосу. Вон Тёмка, видите, бледный какой – скоро всю до капельки из него выпью. Артём рядом спал. Ребята засмеялись, а он по шее дал. Ах, так, думаю, ну погодите – я вам устрою. Проснулся ночью, когда все спали, проткнул булавкой Тёмке палец на ноге и всю до капельки кровь из него выпил.
- Врёшь.
- Вру, конечно, но пристрастился. Стал по ночам ребятам ноги протыкать, из ранки кровь сосать. Потом поймали – воспитатели грозились в психушку сдать, а ребята били. Не помогло – стал упырём по жизни.
- И здесь пьёшь?
- А то.
- Догадываюсь у кого.
- Да в ней дурной кровищи больше половины. Да ежели с неё не стравливать её, то она лопнет от давления.
- Дознаются, убьют тебя. Хочешь, излечу?
- Подумаю.
Явился Макс с куском гудрона и ржавым ведром, развёл огонь пожарче. Внёс разъяснения:
- Это будет капкан для собачьей пасти. Я на Енисее рос – у нас волков так ловят. Серые на чистый лёд неприпорошённый снежком ступить боятся, с берега рычат и зубы скалят. А мужики их палками с гудроном травят. Кто цапнет, тот и влип – зубов-то не разжать. Затаскивают сердешного на лёд и колотушкой в лоб.
- Ты и колотушку будешь делать?
- Зачем же псину изводить – лапы свяжем, будет для хозяев алиби.
Пришла Кащеевна, принесла двух ежей, погибших под колёсами автомобилей. Бросила Упырю кота:
- Почмокай, Ванечка – он ещё тёплый.
Упырь ножом вспорол пушистому живот, припал губами. Закончив сатанинский пир, ощерился кровавыми зубами.
- Кайф!
- Утрись, - мне противно стало.
Кровосос облизал губы и зубы, почмокал, вычищая дупла. Я вооружился палкой, приготовленной Максом для собачьего капкана. Упырь лежал на животе, целясь голой обгорелой задницею в потолок. И велико было желание к ней дрыном приложиться.
- Ладно, ладно, - Упырь ткнулся лицом в рукав, утёрся. – Давай без нервов.
Изладив на ротвейлера капкан, Макс уступил место у костра Кащеевне.
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

Вид свежуемых зверьков поверг меня в глубокое уныние.
- Пойду в темницу, здесь мне не уснуть.
Перед закатом на совет позвали
Бичи поели и были трезвыми.
- Значица так, - Уч-Кудук излагал результат разведки. – Забрались с задов мы на сарай и целый день оттуда наблюдали. И вот к какому выводу пришли – ночью ловить там нечего, мы засветло нагрянем. Под вечер, когда хозяин возвращается с работы, они семейством всем на озеро спешат. Собака только остаётся.
- Считайте, её нет, - Макс обещал.
- Тогда у нас будут три-четыре часика на поиски твоего прибора счастья.
- Если он на месте, найдётся сразу.
- Ну, хорошо, давайте думать, кто пойдёт.
- Проще сказать, кто не пойдёт, - заметил Макс. – Упырь ходить не может, Надюхе забор не перелезть.
- Остальные все согласны? – спросил Уч-Кудук.
Отказавшихся не нашлось.
Только зачем такая свора за одним единственным оптимизатором? Хотят в доме чем-то поживиться? Это подумал я, но промолчал, пошёл в свою темницу сил набираться.
Потом притопал Уч-Кудук. Продемонстрировал перо:
- Видал? Вот если что не так, в бочару ткну. Теперь, как на суду – зачем в дом рвёшься?
- Хорошо, скажу как на духу. Наручный серебряный браслет – лежал в правом верхнем ящике стола в крайней комнате второго этажа. Могу и не ходить – принесите, я научу им пользоваться.
- Это и есть твой прибор счастья?
- Да, но на меня кодирован. Прежде, чем исполнить чьё-либо желание, он должен побывать вот здесь, - я указал своё запястье.
- Мудрено, - гость поверил и нож убрал.
- Почему Уч-Кудуком кличут?
- Весь Союз я пёхом исходил, а Три Колодца замечательное место, и я там был.
- Назвался бы Ходжой.
- Погонялова не выбирают.
- Как стал бичом?
- А это суть моя – ну, не могу осёдло жить. Я ведь дальнобойщиком по молодости был, прилично зарабатывал, да только с бабами мне не везло. Одна ушла – не могу, говорит, одна жить: я молодая, и хочу любить. Потом вторая…. Третью сам прогнал, с соседом заловив. Дорога лишь спасала от проблем, КАМаз стал домом. Потом авария – конечности срослись, так эпилепсия вдруг привязалась. Права отняли….
После минутной паузы Уч-Кудук:
- Я и отсюда подумываю дёрнуть - к зиме поближе на юга податься.
Закинув руки за голову, я смотрел на звёзды в оконном проёме.
- Хочешь фуру, которую заправлять не надо, которая сама будет катиться по дороге, пока ты отдыхаешь?
- У вас такие есть? А права?
- От эпилепсии тебя я хоть сейчас избавлю.
- Велик соблазн, остерегусь пока – продемонстрируешь прибор, тогда….
За моим домом, оказывается, росли берёзки. Птички, бабочки, цветочки и грибочки. Никогда не обращал внимания, а как славно здесь можно было гулять с Катюшей вместо тесного и душного парка городского.
К забору примыкал сарай. Прежде наверняка видал, но не обращал внимания – хозяйством ведала Наташа. Уч-Кудук взобрался на него и вёл наблюдение за усадьбой, а мы прятались в берёзняке, отлёживаясь до поры до времени.
Долгожданное: ку-ку, ку-ку….
Макс заковылял к стальной ограде:
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

- Гав-гав! Ты где, собачья морда?
Вот он летит во всей красе, могучий страж усадьбы. Макс протолкнул сквозь прутья ограды палку с гудроновым набалдашником.
- Фас, подлюка!
Ротвейлер цапнул и не смог палку прокусить. Не смог и зубы вырвать из гудрона.
- А, влип, очкарик! – Уч-Кудукова глава показалась с крыши сарая.
- Прыгай скорей, вяжи его! – хрипел от напряжения Макс. – Не удержу-у…!
Уч-Кудук повис на руках, но прыгать поостерёгся:
- А он ни того, палку не перекусит?
- Вяжи, сука! – Макс от рывков ротвейлера разбил в кровь лицо о стальные прутья.
Уч-Кудук прыгнул с крыши. В этот момент пёс вырвал палку из рук десантника и закружил, пытаясь вырвать клыки из цепкой хватки гудрона. Уч-Кудук крался за ним, одну руку вытянув перед собой, а вторую сунув в карман. Но не верёвку извлёк, а финку. Подгадав момент, прыгнул на собаку. Коротких два удара, и пёс затих.
Вид неподвижной, окровавленной собаки повёрг меня в уныние. Нет, более того – в какое-то полуобморочное состояние. Будто не со мною это происходит, а видится со стороны или в недобром сне. Подумалось, если кровь остановить, то, возможно, ещё смогу ротвейлера спасти ….
Опустился на колени перед ним.
- Идём, чего ты? – трактирщик толкнул меня в плечо. – Время дорого.
В каком-то сомнамбулическом состоянии попал я в дом.
- Где кабинет твой?
Указал на лестницу. Поднялись на второй этаж, толкнули дверь. Вот он, дубовый стол.
- Здесь, - я дёрнул ящик, – закрыт.
- Сейчас, - Макс прыг, прыг на одной ноге по лестнице, держась за перила, вернулся с кухонным топориком.
- Дай, - Уч-Кудук вырвал томагавк.
Одно движение и ящик с треском распахнулся. Дальнобойщик бросил его на стол.
- Где?
Ящик пуст. Не было оптимизатора и в других хранилищах стола.
- Искать, искать, - требовал Уч-Кудук. – Весь дом вверх дном перевернуть.
- Что ищем?
- Серебряный браслет.
Бичи ринулись обшаривать мой бывший дом.
Опустел кабинет. Я рухнул в кресло.
Нет, оптимизатора. Все труды и жертвы напрасны были. Растаяли надежды, осталась горечь разочарования. И страх. Как буду жить я в этом мире неуправляемых стихий и нравов варварских? Жалкое влачить калеки состояние среди помоечных бичей? Нет, лучше умереть.

3

Нищета ненавидит роскошь лютой ненавистью, готова глумиться над ней всякий удобный случай. В поисках прибора счастья бичи наткнулись на погребок с коллекцией вин и коньяков, не преминули опробовать, и не эйфория радости закружила головы, а приступ дикой злобы овладел примитивными чувствами. Осколками полетели на пол хрусталь и зеркала. В посудные и книжные шкафы вломились стулья ножками. Коллекционная сабля была сорвана со стены и направлена против пуховых перин и подушек - крестами оголили стены ковры и гобелены. Уютный дом стонал под варварским нашествием.
- Уймись, казак! – Свиное Ухо облапил Уч-Кудука. – Смотри туда.
Над косяком двери коробочка стальная мигала красным огоньком.
- Это сигнализация, она сработала – менты на всех парах сюда несутся.
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

- Чёрт! – Уч-Кудук бросил саблю. – Уходить надо. Где народ? Свистать на выход всех!
- Гы-гы-гы…, - Звонарь одёрнул жалюзи.
У ворот стоял жёлтый «УАЗик» с мигалками. Оперативники прыгали с высокого забора на лужайку перед домом.
- Поздно, - всхлипнул Уч-Кудук.
- Влипли, - простонал трактирщик.
- Гвардия не сдаётся! – Макс выскочил из дома через дверь веранды и помчался к сараю.
- Стой! Стой, сука, стрелять буду! – раздались крики.
Бах! Бах! Прозвучали два выстрела. Макс упал.
Вскоре его приволокли в дом в наручниках за спиной, бросили в общий строй повязанных бичей.
- Пришили? – полюбопытствовал старлей, командовавший группой.
- Целёхонек, - доложил оперативник. – Зонтик подломился. Одноногий, а так шпарил – не угнаться.
- Тренироваться надо, Федоненко, тогда не один преступник не уйдёт. Ясно?
- Так точно, тренироваться.
- Всё осмотрели, всех повязали?
- На втором этаже ещё один, но, похоже, жмурик.
- Хозяин?
- Скорей из шайки – грязный, заросший.
- Ваш? – старлей цапнул за вихры Звонаря, оторвал лицо от пола.
- Гы-гы-гы….
- Ты что, глухонемой?
- Гы-гы….
- Сдох, падла, - трактирщик сплюнул кровавый сгусток, а он повис на разбитой губе. – Нас втравил, а сам коньки отбросил.
- Стало быть, ваш.
- Сюда его, товарищ старший лейтенант?
- На хрен, трупаками мы ещё не занимались. Сейчас медсанбратьев вызову – если криминала нет, пусть констатируют и в морг везут.
Вскоре перед домом №12 на Сиреневой улице остановилась ещё одна машина с проблесковыми маячками. Две медички в белых халатиках через распахнутые ворота проследовали в дом. Под каблучками похрустывали осколки, сквозняк гонял по комнатам лебяжий пух.
- Вот, сволочи, что с домом сделали, - как бы извиняясь, развёл руками старлей.
- Вандалы, - согласилась та, что постарше. – Где?
Медичек проводили наверх.
- Ну, что? – когда спустились, спросил начальник группы. – Летальный случай?
- Сто процентов. Возможно, остановка сердца. Как говорится, вскрытие покажет. Поможете загрузить?
- Давай, ребята, в «скорую» его.
Оперативники извлекли тело из кресла, спустили вниз и загрузили в «таблетку». Минут через сорок она остановилась перед моргом. Два дюжих грузчика перенесли труп в хранилище, и поместили на пустую полку. Её номер пометили в регистрационной книге.
Яркий с утра, жаркий в полдень, к закату день скуксился, подтянулись тучи, и закрапал дождь - грибной в лесу, нудный в городе. Макар и Захар, грузчики морга, их ещё звали «двое из ларца», закончив рабочий день, домой не спешили. Не торопясь приговорили бутылочку водки, почали вторую.
- Я тебе говорю, бомжара он, – ткнул дольку луковицы в соль Макар. – Их нынче целую шайку повязали.
- А костюмчик на нём от Кардена?
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

- От Кардена, от Версачи – какая разница? Добрый костюм - отстирать, почистить – на барахолке без базара за пару штук с руками оторвут.
- Ну, ты наговоришь, - отмахнулся Захар.
- Как хочешь. Пойду один сыму, отмою, продам, а тебе хрен…, - Макар сложил фигу и сунул в нос товарищу. – Вот тебе хрен.
- Да убери ты, - Захар отмахивался от кукиша, назойливо тянувшегося к его лицу, потом схватил пустую бутылку. – Как дам щас!
- Верю. Не надо кровопролития, - Макар довольный улыбался. – Давай замахнём по маленькой, пойдём да сымем.
У товарища было иное предложение.
- Давай допьём, пойдём сымем да по домам. Один возьмёт штаны, другой пиджак – чтоб без обману.
- Да ты за кого меня держишь? Бери, стирай – всё одно выручку пополам…..
…. Лучше мне умереть. Все труды и жертвы оказались напрасными. Без оптимизатора, без Билли мне не покинуть этот мир. А жить в грязи, с таким ущербом в организме не могу - лучше умереть.
Я остановил сердце….
Далее с моим оцепеневшим телом суетливые параллелики проделали уже известные манипуляции - в результате оно оказалось в морге на полке с номерком. Сердце не бьётся, кровь не пульсирует, кожа дубеет. Единственно, мысль работает.
Ну и что, вскрытие – хуже не будет, а боли я давно не ощущаю. Зато исполнится великая мечта великого поэта.

Я хочу навеки так уснуть,
Чтоб в душе дремали жизни силы,
Чтоб дыша, вздымалась тихо грудь…

Буду лежать в гробу и сам с собой неспешную вести беседу. Без суеты мирской скорее истина откроется – откуда есть пошла энергия, родившая материю. Поэтому хотел я умереть….
Вспыхнул свет, открылась дверь. Двое из ларца, придерживаясь за перила, спустились вниз, пошли рядами полок.
- Ты номер помнишь?
- Нет. Я полку помню. Вот здесь вот он. Ага, не он.
После двух-трёх неудачных попыток меня нашли. Чьи-то руки пиджак расстегнули.
- Ты посмотри подклад какой, материя…. Я говорю, две штуки баксов стоит…..
- Ну, понесло. Давай, сымай….
Видит Бог, хотел я умереть.
- Макарушка, ты не помнишь: мы его несли – глаза открыты были?
- А что?
- Да ён открыл их.
- Бывает. Закрой, коль напрягают.
- И пасть раззявил.
- Смотри-ка, цапнет.
Но цапнул я Макара, попытавшегося расстегнуть молнию на моих брюках. Увидев пальцы на своём запястье, он не вздрогнул от испуга, обыденно так пожурил:
- Ты что, блин, балуешь?
Потом проследил взглядом, откуда они к нему пожаловали, закатил глаза и с глухим стуком сложился на бетонный пол.
Захар оказался крепче нервами и скорым на ногу – когда я спрыгнул с полки, он нёсся коридором, оглашая пустое здание сиплым воем.
- Ооо, ёёё….
Видит Бог, хотел я умереть.
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

Утро застало в пути, далеко за городом. Утро промозглое, сырое, с дождём без солнца. Мой летаргический сон пошёл на пользу – ни тошноты, ни каруселей в голове. Шёл себе бодрым шагом, не боясь погони - регистрационную книгу я уничтожил. То-то в морге сейчас переполох. Подъезжают родственники, а им – ищите сами, или выбирайте, какой понравится. Господи, прости.
У меня появилась цель. Прежде, чем залечь в гробу за философию свою, навсегда распростившись с этим (и со всеми параллельными ему) светом, должен убедиться, что Наташа и Катюша, живут в безопасности и не нуждаются в посильной мне помощи.
Но как искать иголку в стоге сена? Наверное, магнитом.
Что подсказывает сердце? В какую сторону направить стопы? Господи, вразуми!
И поскольку с высот небесных не звучало громогласно: а пошёл ты…. я шёл, куда глаза глядят. А глядели они вдаль, затянутую сеткою дождя. Шлепал по лужам итальянскими туфлями, промокший до последней Карденовской нитки, но ни грамма не страдавший от стихийных неудобств, да ещё распевавший от полноты душевного комфорта:

Не тревожь мне душу скрипка, я слезы не удержу…

И голос мой, казалось, звучал молодо и чисто, поднимаясь в недоступные прежде высоты:

И пойду искать края, где живёт любовь моя…

Село. Не здесь ли? Зайду, узнаю.
Прошёлся улицей пустой до площади и магазина. Присел на лавочку с надеждой: придёт кто, расспрошу. Минуток через пять дверь приоткрылась, за порогом селянка:
- Ты мокнешь, дед, чего? А ну-ка, заходи.
В торговой точке кроме продавщицы ещё три женщины. Все с любопытством смотрят на меня. Потом устроили допрос.
- Ты приблудил откель, али к кому приехал?
- Чего молчишь? Язык отсох?
- Продрог до немоты - может, плеснуть ему на донышко стакана? Ва-аль.
Продавщица отмахнулась:
- Не продаётся на разлив.
- Может, чекушечку?
- Пивка ему купи.
- Да разве ж согревает? А ну-ка, баночку ему открой.
Мне в руки сунули шпрот банку.
- Чего смотришь, вилку надо? Ва-аль.
Не спеша выудил рыбёшку, запил бутылкой пива.
- Благодарствую, миряне.
- Слава те, Господи, заговорил! Теперь рассказывай: куда, зачем, откуда?
- Семью ищу. Женщину двадцати пяти годов с четырёхлетней девочкой вы не встречали?
- Да мало ль их.
- Блондиночка, похожа на артистку.
- Внучка?
- Жена.
- Ты, дед, часом не рехнулся? Тебе-то сколько самому?
- Богатым был.
- Тогда понятно. Разорился – убежала, теперь не сыщешь.
- Тут другое - долго объяснять.
- Нет, не видали мы твоей крали – у нас таковских нет.
- Не зарекайтесь - за свою жизнь человек видит миллионы лиц.
Гость
 Re: Клуб любителей научной фантастики

Сообщение Гость »

- И де ж твои миллионы-то запомнить?
- В памяти хранится всё. Я бы мог заглянуть в неё - будь на то ваша воля.
- Не смеши, сказано, да смешным не будешь….
- Постой, Петровна, дай человеку досказать. Как это, заглянуть? – проявила интерес женщина, угостившая меня пивом со шпротами.
- Дайте ваши руки, - я уложил их на свои колени ладонями вверх, сверху свои. – Глаза закройте.
- Ой, Анискина, сейчас тебя он приворожит.
- Вас зовут Таисия Анисимовна, по-деревенски Анискина, вам пятьдесят шесть лет, вдова, одна живёте. У вас четыре взрослых и замужних дочери – в Москве, Питере, Севастополе, Владивостоке - зовут к себе жить. Один раз в году приезжают на ваш день рождения. У вас девять внуков и внучек…. А теперь помолчите.
Последняя фраза была лишней, так как говорил только я, а остальные напряжённо молчали и слушали.
Вся озвученная информация была на поверхности памяти, а в глубинах…. Десятки, сотни тысяч лиц родных, знакомых, случайно виденных в разных местах за прожитые годы. Они замелькали предо мной, как картинки монитора. Нет, так не годится – много времени и вероятность велика ошибки. Пойдём другим путём. Я создал образы Наташи и Катюши, поставил задачу - ищем адекватность. Промелькнула пара сотен лиц, но совпадения полного не обнаружилось.
- Нет, вы с ними не встречались.
- Постой, мил человек, - Таисия Анисимовна поймала мои пальцы. - Если ты такой дока в памяти, верни моего Павлушу – поистираться стал.
- Муж ваш покойный? А надо ли так привязывать сердце к навсегда ушедшему. Может, наоборот – вычеркнуть его, а вас настроить на новую встречу.
- Делай, что говорят, - Анискина вернула наши ладони в исходное положение.
…. Три мужика на растяжках устанавливают антенну.
- Ой, Пашка, сильный ветер – не удержать.
- Тяните, тяните, - крепыш кучерявый повис на стальном тросе, упираясь в землю ногами. – А теперь крепите.
Порыв ветра валит антенну. Павел упирается, ноги бороздят.
- Берегись!
Антенна падает на высоковольтные провода. Разряд – падает и Павел….
Таисия Анисимовна всхлипывает, уткнувшись в край подвязанного платка, к окну отходит.
Оглядываю притихших женщин:
- Семью ищу, вы не поможете?
- Таисия Анисимовна? – тревожно окликает продавщица.
- Всё в порядке, - женщина машет рукой. – Ничего страшного.
- Сама напросила, - ко мне подсаживается живая такая тётка, говорливая. – Ты мне мил человек верни воспоминания свадьбы, а про жизнь рассказывать не надо – сама всё знаю. Мой-то Петро Гаврилович – первый гармонист был на деревне. А как ухаживать умел….
Она кладёт мне руки на колени, смыкает веки.
С удивлением узнаю, что ей нет и пятидесяти – так жизнь поизносила. Петро Гаврилович её отменный гармонист; через неё, трёхрядку, сгубил себя в угаре пьяном – всё по свадьбам да именинам. И жену замордовал буйством во хмелю. А ухаживал за девкой как испанский менестрель – с цветами в форточку, ночными серенадами. Да и Глашенька тогда стоила того: остроглазая, озорная, огонь – не девка.
- Глафира Петровна, - убедившись, что и ей на жизненном пути не встречались ни Наташа, ни Катюша, говорю. – У вас ещё не всё потеряно – я мог бы вам помочь, образумив мужа.
- Иии, горбатого могила исправляет - супруга гармониста рукой махнула на неказистую судьбу свою и тоже всхлипнула.
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :chelo: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read:
Ещё смайлики…
   
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Клуб любителей исторической прозы
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    389 Ответы
    40446 Просмотры
    Последнее сообщение Гость
  • Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен"
    santehlit » » в форуме Раскрутка
    384 Ответы
    40041 Просмотры
    Последнее сообщение Гость